?

Log in

Из колодца
летопись
Recent Entries 
18th-Feb-2017 07:40 pm(no subject)
Предыдущее

ПРО БЕЗРАБОТИЦУ, ПРО РАБОТУ – ВСЯКУЮ РАЗНУЮ НЕ ЛИТЕРАТУРНУЮ, ПРО ФРАНЦУЗСКОЕ ГРАЖДАНСТВО, ПРО ЭКСКУРСИИ, ПРО ПОЕЗДКУ В ВАШИНГТОН, ПРО АСПИРАНТУРУ, ПРО РЕБЯТ ИЗ АЛЖИРА, ПРО НАУЧНУЮ РУКОВОДИТЕЛЬНИЦУ, ПРО НАКОНЕЦ НАЙДЕННУЮ НИШУ…

В мае 92-го я потеряла работу. Бодро наступал уже забытый нынче кризис девяностых, когда впервые в обозримой истории, а в необозримой, собственно, не было слова «безработица», на улице оказались люди с образованием, казавшимся абсолютно надёжным, незыблемым – компьютерщики, менеджеры…

Наша фирма занималась компьютерным управлением производством – мы не столько писали новые, сколько поддерживали уже существующие программы – в клиентах наших состояли и цементный завод, и атомный реактор…

Каждый год мы получали приносящие немало денег заказы, в основном, по улучшению и мелким изменениям в работающих системах.

А тут кризис на дворе. И заказы не идут. Вроде, обещают завтра, – после дождичка в четверг, когда рак свистнет на горе, но вот не сегодня...

Несколько месяцев мы работали впрок, в надежде на то, что, как всегда, нам заплатят, – и фигвам.
Общее собрание. Вроде бы знали, что нет заказов, могли бы подготовиться, – и всё равно – вдруг. И поделать ничего нельзя. Зарплату нам платили по закону до сентября, но ходить на работу не надо было – нечего было там делать...

Сначала лето, вроде как немножко каникулы, ещё не очень страшно, ещё под наркозом, страх только изредка свербит, он отодвинут на осень, лежит, свернувшись колечком, посапывает. Потом осень, потянулись месяцы, не так-то их было много, а казались вечностью.

Тогда-то я не знала, что вытянула щасливый билет!

Жить без работы невыносимо – меня охватило какое-то состояние смеси стыда (очень было стыдно пособие по безработице получать) и зависти – ко всем, кто работает.

Как-то утром я стояла у окна, глядела на улицу и думала: вот, люди встают по будильнику и идут, хоть на самую дурацкую, но работу, а у меня и такой нет. И казалось мне, что любая, какая угодно работа, – это такая вот привилегия – есть работа – ты устроенный член общества, нету – и ты бесправный бедолага на обочине жизни.


Read more...Collapse )
17th-Feb-2017 02:18 pm(no subject)
Невесомый размытый свет прорвался через тучевые бугристые облака заполонившие небо, – у Моне, вот такой свет опрокидывается в Сену между рядами пирамидальных тополей в Нормандии.

А меня за окошком рыжая крыша и орешник, завешанный серёжками.

Утром я пила кофе, стоя у окна, глядя на сорочью жизнь – даже нельзя сказать, что подглядывала, – они не скрывались. Мужик-сорОк приволок прут длиннющий, тётенька-сорока этот прут схватила за другой конец, стали они его пристраивать в гнездо, и явно не согласились, – типа повздорили о том, куда шифоньер помещать – в этот угол, или в тот. Тётка так обозлилась, что ваще наскандалила – вроде как, и не надо мне твоей мебели, чуть не заклевала муженька, он прут бросил – если шёл кто под тополем, так ему прутом по башке, – ну, против бабы не попрёшь – полетел за другим прутиком, приволок, тут уж она была поблагосклонней, и стали они вдвоём, как голубки нежные, гнездо благоустраивать, чтоб не так топорщилось.
Из автобуса я считала нарциссы и крокусы,– ещё со счёта не сбиваюсь, ещё не раз-два-три-много, но вот-вот собьюсь. И еле слышный невесомый предвесенний запах мешался с тёплым густым хлебным из дверей булочных.

Середина февраля – когда-то деньрожденное время – мама, папа, баба Роза – гости вот-вот придут, по накрытому столу бродит кошка Пуська – пробует от разных яств – рыночного творожка пластами отведала, сметанки, а нам с мамой потом заравнивай – заметай её наглые следы. Мама никогда не делала салата «оливье», два вида праздничных ужинов бывало – либо картошка с прикладом – с солёными грибами, с кислой капустой, либо просто торжественный обед – ну там бульон из языка, а потом язык с зелёным горошком, если в заказах у бабы Розы – юрисконсульта Управления Торговли – такой ценный продукт, как язык, попался.

Ирис написал, что сходил на школьный вечер, а школу закончил 44 года назад. Нет, 44 бывает весёлых чижа, или, может, ужа – жили в квартире 44 – сорок четыре весёлых...

Как говорит мой шеф: « la vie est injuste. » Тут уж не попишешь...
15th-Feb-2017 03:54 pm(no subject)
Поднимаюсь по лестнице мимо огромного окна. За окном очень много неба – густо-голубого с серебряным отливом.
Меня нагоняет Амар – наш препод электроники, приехавший из Алжира лет 30 назад.

– Погляди на зимнее небо, – а знаешь, ведь художники его всегда писали – на картинах летние пейзажи, а небо-то зимнее! Так что фигуративной живописи не бывает!

– Ну, сегодня небо уже, пожалуй, весеннее.

– В Петербурге, небось, хорошо весной?

– Только не ранней – в раннюю снег тает, и вылезает вся до того укрытая осенне-зимняя грязь. Ты, небось, про белые ночи – дык они-то в мае.

– Да, у меня брат в Монреале, он то же самое говорит – тает снег, и вся грязь вылезает.

– Вообще всё ж весна, пожалуй, в средних широтах лучше всего – если так будет продолжаться, на днях вишенные расцветут. Время, когда подпарижское цветенье, может, и обскакивает средиземноморское.

И мы поговорили о пустынном Маврском массиве, о нашем августовском рае, – Амар обрадовался, что и у меня из главного – холмы над морем, сосны, пробковые дубы, кабаны, да олени, да зайцы, да цикады.

– Но нет ничего лучше зимнего неба!
14th-Feb-2017 11:25 am - На прошлой неделе
На широкой вечерней улице возле Триумфальной арки, на тротуаре, загромождённом столиками, встретились две собаки. Большой песочный лабрадор-мальчик и маленькая совсем светлая лабрадорка-девочка.

Злые человеки не спустили зверей с поводков, – я было за них обиделась, но тут же осознала, что – люди идут-сидят-пиво-вино-пьют – и может быть, не хотят падать на тротуар, сбитые мощным собаковым мужиком, и чтоб столики валились, пиво-вино проливалось, тоже не хотят.

Звери, удержанные поводками, прыгали на клочке тротуара, ставили друг на друга лапы. Собачий мужик оглашал окрестности зычным лаем. И тут появилась элегатная человечья тётенька – в чёрной шляпе с полями, в сапожках на каблуке, в чёрном пальто, похожем на фрак. А перед ней на поводке шёл чинно чёрный лабрадор. Издали услышав собрата, он натянул удила, напружинился и помчался, и изящная тётенька в сапогах и со шляпкой –полетела за ним. Те, другие две собаки, нового лабрадора просто не заметили. А я остановилась и ждала с нетерпением, как он врежется в танец, в объятья двух родственных собак, а может, промахнёт мимо них, оторвётся от тротуара и улетит к огромной круглой луне, висевшей так близко, что дотянуться до неё ничего не стоило, – в гости к лунной собачке – только что там тётенька делать будет – питаться лунным сыром?

Но нет, тётенька оказалась – не промах – в полёте она сумела вырулить к внушительной деревянной двери с начищенной медной ручкой, и даже эту дверь открыть, и утянуть за неё чёрного лабрадора – доблестная повелительница собачьих упряжек.

Февральской вечерней ночью небо не чёрное, в отличие от безнадёжного январского, а тёмно-синее, как заоконье в школе после первого урока в Ленинграде в шестидесятые годы прошлого века.

И в тёмно-синем небе у Трокадеро к луне взлетают светящиеся бумеранги, пересекая крутящийся луч Эйфелевой башни, когда он вдруг освещает площадку, где кто-то танцует под негромкую музыку, и слившиеся с вечерней ночью чёрные люди ловят в руки светящиеся игрушки, потому что игрушки эти – всего лишь бумеранги, и до луны им не долететь.
12th-Feb-2017 08:04 pm - Как я провёл викенд
На следующий день после хожденья по снегу на «ракетках», или как там эти снежные лапти по-русски называются, ноги сгибаются с некоторым усилием.

В пятницу вечером мы с Бегемотом и с Таней доехали из Парижа в Дижон, а в субботу очень неранним утром Колька повёз нас всех в Jura, в городок Morbier, столицу славного полумягкого сыра с синей рокфористой полоской посредине.

Поутру в Дижоне в балконное окно до полу виднелись мерзковатые тучи, но когда Колька, поглядев на улицу внимательней меня, сказал, что пошёл дождь, я возмутилась: не обещали нам дождя, может, это и не дождь вовсе.

Ну да – сказал Колька – наверно, это просто вода с неба.

Под этой водой с неба мы сели в машину и поехали, – поверить, что через полтора часа мы приедем к снегу, а вода с неба просто прекратится, даже не превратившись в снегопад, было довольно трудно.

Однако так и случилось. Вдруг, когда мы свернули с автострады, проехали мимо рыжего бурного ручья и стали заметно подниматься в горку, среди ёлок по краям дороги появились снежные острова. А когда ещё выше расступился лес, по краям дороги неожиданно оказались снежные поля.

Снега было больше, чем в прошлом году, впрочем, год назад мы ездили на исчезающий снег в самом конце февраля.

Юлька с Колькой катаются уже третий викенд и, благодаря лыжам, они совершили важное филологическое открытие: узнали правду про медведя на липовой ноге.

Скрылы-скрылы – так разговаривают лыжи на снегу – медведь был не одноногий – не на липовой ноге, на берёзовой клюке – это был медведь на липовых лыжах с берёзовыми палками.

И в самом деле, что медведю стоит берёзовую палку вырвать.

Ребята встали на лыжи и убежали, Таня на лапы, а мы с Бегемотом приторочили к ботинкам ракетки, и пошли мы с Таней втроём в лес – через поле, мимо дома, где живёт уже знакомая огромная пиренейская собака, – она выбежала к нам поздороваться на громадных лапах, которыми очень удобно прыгать по снегу.

По слегка пересечённой местности за три с четвертью часа мы прошли всего лишь 7, 5 километров. За это время ребята на лыжах пробежали 18.

Но на лыжах – никак – собак нельзя на лыжню, а оставить Таню без снежного щастья – неееее, не могу я.

Таня носилась, обегала ёлки, проваливаясь по пузо, нисколько от
этого не огорчаясь, заскакивала на пупыри, чтоб оглядеть окрестности, засовывала нос в снежные дыры, подпрыгивала, нюхала и, конечно же, ловила невидимых миру снежных мышей. Только ни одной не поймала.

На ракетках идёшь себе – скрылы-скрылы – задумчиво бредёшь – среди ёлок, –поднимаешься-спускаешься, опять поднимаешься, на край снежного поля выходишь, за ним опять ёлки на холмах, а посредине поля одинокое голое дерево.

В пятницу мы ещё надеялись встать на снег в час дня, но, конечно же, мы доехали до места только к двум и встали на лыжи-ракетки-лапы в полтретьего. Без четверти шесть в предзакатном облачном свете мы вернулись к парковке. Быстро в кафе «Медвежонок» выпили кто чаю с лимоном, кто горячего вина, и даже успели в большой фермерский сырный магазин, где народ скопился в немалую очередь – всем хочется местного сыра.

Как только мы выехали на автостраду, вода опять полилась с неба, а потом мы вдруг увидели, что не вода, – а снег.

Утром под вполне весенним солнцем от снега не осталось и следа, да и вообще вишнёвое дерево, под которым стояла машина, собралось распускаться.

Пока мы пили кофе и лениво собирались, Таня успела насладиться балконными окнами – она уселась на попу и глядела во двор. Там всё время что-то происходило – конечно же, самое важное происшествие был выход во двор огромного чёрного кота.

У кота был хвост трубой, шёл он вальяжно, неспешно, Таню за окном верхнего этажа заметить он не мог, но Таня-то видела его. И тогда проявились неизвестные доселе Танины таланты: она, оказывается, создана, чтоб петь в опере. Причём на разные голоса – иногда, вроде контральто, ан нет – контр-тенор!

Как тут не вспомнить о том, что в Мариинке, тогда в Кировском театре, в незапамятные времена семидесятых годов прошлого века одному певцу выдали премию с формулировкой в приказе «за то, что пел не своим голосом». Кажется, пьяный Демон свалился со скалы, сломал руку, и его пришлось срочно подменить, – и тут уж своим-не своим – без разницы.

Таня определённо может петь не своим голосом, не прикладывая особых усилий!

Когда же во дворе появилась маленькая беленькая собачка со своим мужиком, Таня их (мужика с собачкой) пения не удостоила, а только банального лая. И то сказать, – чёрный кот важней!

В час с хвостиком мы на этот раз не втроём, а вчетвером с Юлькой, сели в машину, и в половине пятого были уже дома.
Год не прошёл ещё с наших поздневесенних каникул, – хорошо б всё ж допоместить фотки майского Прованса.

К тому же весной уже невнятно запахло – на газонах возле кампуса среди пластов перекопанной чёрной земли легли недвижно на бок зимние анютины глазки... А из автобуса я увидела, что расцвели мелкие цикламены, которые я считала осенними – по той простой причине, что до сих пор я их встречала только осенью.

***
Обычно в наших поездках я решаю, куда мы отправимся на следующий день, – ну, просто я менее ленива в чтении всяческих описаний маршрутов, и даже карты очень люблю разглядывать, – и подробные пешеходные, и автомобильные. Так что, несмотря на мою сущность буриданова животного, всё-таки я с грехом пополам прогулку в конце концов выбираю.

И вот соблазнило меня описание кругового маршрута возле городка Форкалькье. Я о нём никогда в жизни не слышала, а между тем оказалось, что в Средние века этот городишко в альпийских предгорьях, в департаменте «Альпы верхнего Прованса»,
был столицей весьма преуспевающего графства.

Неподалёку от него очень странные геологические образования – когда-то там, как и почти всюду, было море, а сейчас на бывшем морском дне на изрядной высоте целая толпа очень мягких скал – это спрессованные остатки водорослей, превратившиеся в гигантские каменные грибы.

В 12-13-ом веках городком и весьма немалой округой правили особенно прогрессивные графья – они не брали дани с населения. Тут правда вопрос возникает – а на что же они жили? Но я не только в книжке маршрутов эти сведения вычитала, мы в городке натолкнулись на табличку, которая нам об этом сообщила.


Ну а тамошнему графу Раймонду Беренже четвёртому удалось четырёх дочерей выдать замуж за разных королей – самая старшая была замужем за Святым Людовиком. Так что это сейчас Форкалькье – спящий провинциальный городок, а в Средние века была блестящая столица мира – ну, если не мира, так не маленького провансальского графства!

День был не шаткий – не валкий, угрожающий дождиком, тучи по небу бродили туда-сюда. Дорога, по которой мы в Форкалькье поехали, как множество местных дорог, шла по склону над долиной – с одной стороны лесистые горки, с другой обрыв, внизу поля, виноградники, над ними облака гуляют.

Бросили в Форкалькье машину и отправились в путь. Фотографировать хотелось всё время, потому что небо непрерывно менялось, а солнце из дыр в облаках вдруг захлёстывало жёлтый дрок, пятнало дальние крыши.

Дошли до каменных грибов, подивились, дальше пошли по описанию, где-то сбились с с красно-белых прямоугольничков рандоннЕ, подумали, что пропустили поворот, свернули на еле заметную тропинку, через некоторое время она кончилась, и мы оказались в чащобе, вернулись на тропу, отправились обратно по собственным следам. Потом-то оказалось, что мы до поворота просто не дошли.

Перед тем, как домой уехать, мы по городку ещё погуляли. Дождь было попытался припустить, но решил нас пощадить.

Чудесный был день – очень спокойный. Майский длинный день середины каникул.

А потом удивительным образом я услышала о городке Форкалькье от Ксавье – он туда ездил летом на неделю в гости к двоюродному брату, который, закончив поварскую школу, поступил там работать поваром в гольфклуб в шикарный ресторан. Начал он свои труды с того, что ему пришлось уволить одного нерадивого повара, который и напивался на работе, и какой-то травяной наркотик выпекал в ресторанной печи. Ксавьешный кузен оказался не промах – дал тому пару недель на исправление, а потом ввиду отсутствия положительных изменений уволил бедолагу.

Удивительнейшим образом, если вспомнить наши с Васькой воспоминания о шотландской еде, школу он закончил в Шотландии. Сам парижанин, женился на девочке, живущей на севере, в Па де Кале. Обоим очень хотелось перебраться на юг, и сначала его жена, медсестра по профессии, нашла работу в большой больнице в городке, соседнем с Форкалькье, а потом и он устроился в гольфклуб. И оба страшно довольны жизнью на краю гор и не так уж далеко от моря…


Возле дома

IMG_1562

Read more...Collapse )

IMG_1696
This page was loaded Feb 20th 2017, 3:29 pm GMT.