?

Log in

No account? Create an account
Из колодца
летопись
Мне Леонард Коэн очень нравится, но любить – слишком сильное слово,… 
12th-Nov-2016 01:01 am
Мне Леонард Коэн очень нравится, но любить – слишком сильное слово, хоть и проникает, захватывает, затягивает в какой-то давний неопределённый тёмный вечер, когда вся жизнь как предчувствие, – danse me to the end of love.

Совсем недавно я слышала, что он выпустил новый диск, – печальный последний.

Я ехала в автобусе после муторно-дождливой недели, после вчерашнего ливня – было б до костей, кабы не современные непромокаемые курточные ткани, – ливня, под которым мы вечером брели с Таней к ветеринарке на осмотр когтя, в котором уже десять дней лечим воспаление, – и придя отряхивались обе, – в любимым запахе мокрой шерсти, – я ехала в автобусе солнечным днём – сегодня ж выходной – конец первой мировой, – мимо жёлто-зелёных сияющих пирамидальных тополей, через мост мимо разноцветных барж под огромными белыми облаками, направляясь на Лионский вокзал, чтоб отправиться в Женеву к Ишмаэлю погулять по горам, – планшета не доставала – в окно глядела, – протыри-убытки считала и удивлялась, сколько, оказывается, у нас олив на клумбах посреди автомобильных кругов – маленьких, больших... Говорят, что Брассанс хотел посадить оливу возле своей парижской квартиры на маленькой улочке – но не открыто, а в телефонной будке, чтоб будка защитила её от холодов, – оливу с берега Средиземного моря – а оказывается, и будка оливе не нужна, – живут оливы, да радуются, не боясь парижских зим.

Кто-то вчера, увидев в жж Нюшеньку, за чей светлый чёрный лик прячусь я – воскликнул: какая собачка, она тут ещё в щенячестве?

Нет, взрослая тут Нюша. Нюша умерла в 2003-ем, и проходя-проезжая мимо городского пруда в десяти пеших минутах от дома, пруда, возле которого знак «утиный переход», я не вспоминаю – я помню, как мы с Васькой за месяц до Нюшиной смерти, когда было ей тяжело ходить от артроза, от которого так страдают большие собаки в немолодости, водили её к этому мелкому пруду – слишком мелкому, чтоб плавать, но всё таки, хоть в воде по колено в ньюфячестве своём постоять.

С Катей Васька на этот пруд ходил, когда трудно уже Ваське было из-за глаз ходить без меня в лес, но Катю в воду не отпускал – сидел на скамейке, а Катя рядом лежала на земле.

Ехала я – в окно глядела, о ещё предстоящих горестях думала, вины свои перебирала, недосмотры, – а потом за окном поезда покатились плавные ржавые рощи, облака, вечерние солнечные пятна на боках холмов.

Danse me to the end of love
Comments 
12th-Nov-2016 04:19 pm (UTC)
да ну не щенячья совсем морда лица
14th-Nov-2016 03:20 pm (UTC)
Да, взрослая ньюфья морда! Думает о вечном, высунув язык от усердия.
This page was loaded Nov 24th 2017, 3:14 pm GMT.