?

Log in

No account? Create an account
Из колодца
летопись
John Irving. «The world according to Garp» 
11th-Jan-2017 12:44 pm
По наводке Ишмаэля и Луки я с опозданием на тридцать лет прочитала ещё одну книжку Ирвинга.
Недостатки у неё, в общем, те же, что в «A prayer for Owen Meany». Она слишком многословная. Впечатление, что Ирвингу было никак не поставить точку.

Тем не менее, читала я её почти всё время с интересом.

Может быть, было бы лучше, если б книга делилась отчётливо на две части – том первый и том второй. Ведь это же толстенный роман, с половину «Саги». А деление той же «Саги» на тома не произвольно – и даёт законченность отдельным частям, которые могут восприниматься, как цельные книги.

Скажем, самый, на мой взгляд, прекрасный кусок – про то, как юный Гарп живёт с матерью в Вене – начало писательства, отношения с проститутками, пятидесятые годы, тень прошедшей войны – эта часть такая живая и подлинная, что пока её читаешь, Ирвинг кажется больше, чем он есть...

И сюда же матрёшкой входит первая книжка Гарпа. Эта повесть в романе вполне завершает готовую книгу, в которой рождение и детство Гарпа оказываются заставкой.

Но на самом деле, всё это вместе меньше трети романа.

Американская часть – собственно, жизнь взрослого Гарпа, – мне сначала показалась затянутой. Потом в неё я тоже вчиталась. Но всё-таки предпочла бы, чтоб первая часть была отдельным томом.

Вообще же в целом «The world according to Garp» обладает крайне важным свойством настоящего романа – читая, вписываешься в жизнь людей, о которых Ирвинг рассказывает, и книга становится и о тебе тоже, и о твоём...

С любимыми романами ведь всегда возникает симбиоз – их проживаешь.

Я читала очень подробную прозу, медленную, срасталась, узнавала в фобиях Гарпа свои собственные, в его постоянном страхе за близких свой собственный страх, – и вдруг, когда ничего плохого не ждёшь, ужас происходит.

Сначала один. Потом другой, третий – с небольшими перерывами.

И задумываешься – а не многовато ли ада на одну жизнь?

А продолжая дальше – осознаёшь, что в мире Гарпа отчётливый перебор насилия.

Следующий вопрос, который у меня возник, – а нету ли в американском психологическом мире много больше, чем в других мирах, подспудного насилия, угрозы, страха насилия?

Автокатастрофы, изнасилования, убийства...

Как американский страх леса – лес, это – чужое и опасное, глядящее в окна.

Так и повседневность – чужое и страшное дышит рядом – мир Гарпа естественно включает страх перед всем, что за собственными пределами. Безглазое чудовище колышется.

***
У Ирвинга, к счастью, нету этой черты современного типического взгляда, в котором мужик – потенциальный насильник, а женщина – потенциальная жертва, взгляда, из-за которого мне так неприятен нынешний феминизм. У Ирвинга – насильники обоих полов. Убивает Гарпа оголтелая феминистка, после того, как другой оголтелой феминистке, с этой вовсе незнакомой, чудом не удаётся его убить...

От того, что насилие совсем рядом, непрерывно присутствует, оно банализуется – убийца Гарпа после психиатрического лечения выходит из клиники, сходится с кем-то, детей рожает, – ну, убила, ну, вроде как, – бывает.

Кстати, ещё любопытно – типическое по нынешним временам обличение общества, – что дескать, оно (общество) всегда жертву-женщину обвиняет в том, что та сама виновата, рокируется в истории с Гарпом – окружающие Гарпа люди предостерегают его, что не надо залупаться.

И Гарп, жертва-мужик, оказывается сам-виноватый... Его убивает женщина из секты, против которой Гарп выступил...

Мне давно уже кажется, что на глубинном подсознательном уровне у человека, воспитанного в постпуританской культуре, психологически секс связывается с насилием, – от этого происходит очень много бед – с двух сторон – с одной оказывается, что насилия (не обязательно сексуального, просто насилия) в постпуританском обществе больше, а с другой – от страха перед насилием, от поисков насильника в себе, постпуритане ищут его там, где его вовсе нет...

***
И ещё, конечно, «The world according to Garp» – книга о писательстве. И матрёшечная структура очень хорошо тут проработана. Джон Ирвинг пишет книгу о мире по Гарпу, Гарп в свою очередь пишет книгу о мире по Бенсенхейверу, который, правда не писатель, а бывший полицейский.

Мать Гарпа написала книгу о собственной жизни, и эта книга оказалась столпом феминизма, при том, что мать Гарпа – не феминистка, и книгу она написала о неверности стереотипов, и о свободе жить так как хочется. Но стереотипы, о которых она, это отнюдь не стереотипическая недооценка обществом женских способностей, а стереотипическая оценка обществом желаний и целей людей.

И не стала ли бы следующая книга Гарпа, если б его не убили, книгой об Ирвинге?
Comments 
11th-Jan-2017 01:11 pm (UTC)
Короче, совершенно прекрасная книга ведь. Я её прочитал лет 25 назад - и потом всего остального Ирвинга почти :-)
11th-Jan-2017 01:19 pm (UTC)
Прекрасная, угу. Что ещё есть смысл?
11th-Jan-2017 01:29 pm (UTC)
Отель Нью-Гемпшир или Правила дома сидра.
11th-Jan-2017 01:32 pm (UTC)
угу
11th-Jan-2017 05:31 pm (UTC)
На самом деле все хороши:)
Тебе может отдельно понравиться первая, "Свободу медведям", совсем не похожая на то, что будет позже.
12th-Jan-2017 10:29 am (UTC)
Да, я помню, что у тебя он из самых любимых! Скачаю про медведей тоже :-)))
12th-Jan-2017 12:17 am (UTC)
Есть интересная гипотеза, что страх и ужас в книгах связан со страхом в реальности не прямо, а обратно. То есть если вокруг ужас то, книжки будут все как один добрые и с хорошим концом, а вот если вокруг все милое и пушистое, то ужас становится популярным.

Так что перебор насилия может обозначать не подспудные страхи, а наоборот, отсутствие насилия вокруг.

Я не уверен в верности этой гипотезы, но учитывать её надо
12th-Jan-2017 10:33 am (UTC)
Гипотеза, мне кажется, безусловно имеет некоторой смысл, но не универсальна. То есть, я думаю, литература будет и та, и другая в случае присутствия страхов.

Ощущение близости насилия в Америке, в которой я всё ж 7 лет прожила, у людей несомненно было.
13th-Jan-2017 12:11 am (UTC)
Ну, мне кажется, что тезис "у человека, воспитанного в постпуританской культуре, психологически секс связывается с насилием" как-то неловко произносить во Франции, потому что вообще-то два крупнейших мыслителя, которые упорно связывали секс и насилие к пуританству отношения не имеют - это де Сад и Жорж Батай. Они, конечно, оба имеют отношение к христианству вообще, но скорее к католицизму.
Но, опять же, если мы говорим про кино, то про секс и насилие больше всего где снимали? В Италии (джиалло) и, простите, в Азии.
При этом США долгие годы лидировали в том, что касается серийных убийц (потом их, возможно, догнала Россия - до этого был СССР и не было статистики), что указывает на то, что "пуританизм" (в смысле утверждения греховной природы секса) в самом деле приводит к насилию, которого в (пост)пуританском обществе в самом деле может быть больше, чем где-либо.
Но говорить, что на подсознательном уровне секс и насилие связаны только в рамках пуританства (и даже христианства в целом, и даже авраамических религий в целом) это несколько упрощать ситуацию. Я-то считаю, что он связан более ли менее в любой культуре - но проявлется это по разному: где книжки пишут, где кино снимают, а где людей режут :)
Это был пост французского патриотизма, если что.
13th-Jan-2017 04:36 pm (UTC)
Мне-то как раз кажется, что мыслители, у которых секс связан с насилием в Америке не слишком возможны. И по-моему, это как раз аргумент в пользу моего тезиза - в Америке, в той в которой я жила и в американской среде (русское общение было у меня совершенно эпизодическим последние три года), страх насилия, совсем не обязательно сексуального, любого, хоть пистолета, выхваченного в соседней машине, если ты на дороге кого-нибудь подрезал, был вполне ощутим. Мыслители - это же не мэйнстрим, а я говорю именно о "стыдном", о загнанности в подсознание, потому что всё связанное с сексом ощущается как греховное. И человек ищет насильника в том числе в себе. Как Гарп.

Католичество всё ж очень сильно замешано на язычестве, на празднике, на волшебстве.

Взять хоть фигуры на соборах. В Бретани есть церкви, где чуть приглядишься и шалеешь - чудища с воздетыми хуями.

То, что у Васьки

А в Везлé на капителях –
черти с мужиками,
И свиные хари – добрым людям на страх,
В Нотр-Дам химеры – матерящийся камень...
Славное кощунство есть в готических церквах.


Но конечно же, любое обобщение всегда упрощает ситуацию :-))))))
This page was loaded Dec 12th 2017, 2:27 pm GMT.