?

Log in

No account? Create an account
Из колодца
летопись
 
21st-Nov-2019 11:59 pm(no subject)
Красные ягоды среди зелёных жёстких листьев, бронзовые шлемы на платанах. Тополя в небе – золото в лазури, – претенциозный наивный самовлюблённый серебряный век, – читаешь, поёживаясь от неловкости, – и ноябрьским солнечным утром глядишь на стекающее по ветвям золото.
То сям, то там уже ёлки понатыкали, и ёлочный дух поплыл над улицами. Но придётся без ёлки перед Нотр Дам, – нет теперь доступа на площадь.

Сашка – залётная – с двухдневной конференции в Бари на сутки – собрала народ в старинном стиле едальне – официанты в передниках, длинные столы под скатертями – морско-гадское место неподалёку от Porte Maillot – и я с огромным удивлением узнала, что на морских ежей я не только не люблю наступать и ходить потом на иголках, – но и есть их совершенно не люблю.

В детстве на вопрос, что на свете самое вкусное, я отвечала – солёные грибы, а теперь, конечно, – устрицы. Ну да, у солёных рыжиков – вкус леса, у устриц – вкус моря. Мы с Васькой это обсуждали – и из того разговора

«Неужели это правда, что я действительно старый?
Чем же от «тогдашнего» я отличаюсь, однако?
Кажется, только тем,
Что устрицы – вместо целого моря,
Что рыжики – вместо целого леса,
И колокольчики дальних коров
Звенят, будто ванты яхт, выволоченных на песок.»

Морских ежей я лет тридцать пять назад пробовала на островке под Тулоном, – свеженьких, добытых теми нашими приятелями, которые на катере туда нас привезли. Тогда ежи мне не понравились, и я так до прошлой субботы их не перепопробовала. Но давно уже думала, что тогда я просто была дура, мало ли чего ещё я не любила – вот, например, козий сыр мне долго не нравился.

Дни – картинками из предрождественского календаря хочется отмечать – открыл ставни, поглядел в окно – то серебряные шары на проводах, то кафе на площади Сорбонны, где мы с Машкой сдуру сели на улице, а там нет тёплой стенки, и улицу обогревалками не протопить, то скрип старого велосипеда солнечным утром под деревьями, и мела скрип о доску.

Выставка из коллекции Alana в музее Jaquemart-André, – старые итальянцы, – и вдруг у Учелло не любимые мои лошади и копья, а мадонна с младенцем, – никогда бы такого Учелло не признала. Веронезе и Тинторетто – киваешь головой старым знакомым. Думала, кто же такой Алана, – а оказалось, красивое слово просто слеплено из имён владельцев коллекции – Alvaro и Ana. И картины-комиксы, которые можно бесконечно разглядывать. На одной история римлянина, попавшего в плен, перешедшего на вражью сторону и ставшего доблестным полководцем. Он уже было собрался идти на Рим войной – но в последнюю минуту отказался от своих коварных планов – мать и сестра прибыли к нему в ставку умолять его о пощаде. В одном углу длинной узкой картины, – фотки редко так режут, – лошади, люди – в другом рядышком две сценки – на одной наш герой восседает на важном полководческом месте, на другой стоя обнимает мать. Я ходила туда туда с Мишкой и Лидкой. Потом мы бродили по городу, обедали в случайно найденном Мишкой чудном иранском заведении под названием шабес что-то – не путать с шабес гоем...

А вчера фильм Габриадзе, совсем незадолго до смерти он его снял – «здравствуй мама где я был» – без знаков препинания. Когда-то в незапамятные времена мы с Бегемотом были в Париже на встрече с Габриадзе. Из его разговоров я запомнила про родственность для него средиземноморских стран – Франция, Грузия, Израиль,...– там где тёплое море, и люди другие, и живут иначе, чем в прочем мире – так ему казалось...

А фильм – слёзы сквозь смех комком в горле – нарисовал жизнь и вложил её в час киношного времени.

«А сжать все годы,
сдавить всё горе
в ладони потной,
Не выпуская...
Вот так – синицу.
Не журавля же!
И жизнь словами вся в полстраницы
Спалённо ляжет...»

У Васьки в 90-м году...
16th-Nov-2019 12:52 am(no subject)
В прогнозе погоды пару дней назад нам сообщили, что зима на этой неделе высунет нос. Небось, он у неё красный, или сизый, как у доброго алкаша, нос такой, немаленький сопливый, в клетчатый платок сморкается.

И вправду по утрам если не надеть в ботинки тёплые носки, поджимаются пальцы, и плечи передёргиваются в невесомой осенней пуховке, такой, что в рюкзаке места не занимает, если вдруг днём жара – жара в Техасе – говорила Бабаня – и только недавно осозналось, почему она в неведомом Техасе, где и вправду жарко, - в тохесе жара – ну, как шило в жопе.

Когда мы с Лионелем отправились обедать, лил дождь. Лионель приехал ко мне в рубашке с лёгкой комнатной курткой сверху. И на моё неодобрительное удивление – ты чего – холодно, и дождь, укоризненно сказал: « ты что забыла, я зонтика никогда не ношу, и вообще – ну, дождь, подумаешь, эка важность». Я, само собой, отлично помнила это его пренебрежение к небесным хлябям, к изменениям температуры и прочей фигне.

Ну, а когда мы выходили из милейшего ресторанчика, устроенного то ли в бывшем складе, то ли в бывшем фабричном цехе, я в дверном проёме увидела, что толстые капли подозрительно похожи на снежинки. Они таяли, не долетев до асфальта. Мы вернулись в офис, пили кофе, болтали, потом Патрик появился с нашим новым математиком Мишелем. Стали расспрашивать Лионеля о его занятиях, а он как раз только что статью закончил, которой очень радуется, так что спросил у Патрика с Мишелем, сколько они ему времени дают, – постарается уложиться в десять минут, но не уверен. Так и шёл день, пятница, почему-то по ощущению почти предпраздничная – то ли снег за окном, то ли наша болтовня – эдакая расслабленная пятница.

Разговоры наши скакали с темы на тему – мы с лета не виделись – и про политику, и про книжки, и про троих Лионелевых аспирантов – китаец, мальгаш и из Вышки человек у него сейчас, и про Базиля, которому четыре исполнилось весной, и главное развлечение – арифметика. Лионель объяснил ему, что 5*3 – это три раза пять, и он теперь всё перемножает – досчитает до пяти, – скажет раз, потом до десяти – скажет два... И про Базилева детсадовского приятеля, – всё хорошо – только приятель иногда кусается – дело естественное – я вот и Грише всегда говорю – я тебя, Гриша, понимаю, – как не покусаться, зубы не поточить.

А снег за окном всё густел, огромные толстые снежинки падали и падали, где-то-там был их неиссякаемый источник – падали и ложились тёмными лужами на асфальт, и золотые липовые листья сияли из черноты.

Лионель уехал, и я вскоре засобиралась домой. Вышла с тяжеленным рюкзаком – студенческие работы, комп, – на железную открытую лестницу, ведущую на мой второй этаж – хлебнула подмороженный воздух – полупрозрачная снежная занавеска качалась перед фонарём, не доставая до земли – и до невидимой луны не доставая – откуда брались эти снежинищи? – их не было в высоком совершенно чёрном непроглядном небе – они из ничего возникали перед фонарём – и уходили в ничто – между тьмой и тьмой – светлая занавеска – а за ней? – я стояла и глядела, задрав голову, покачиваясь на железных ступеньках, голова слегка кружилась, как на карусели. Потом с трудом оторвалась и медленно пошла вниз.
12th-Nov-2019 10:37 pm(no subject)
Les sanglots longs
Des violons
De l’automne
Blessent mon coeur
D’une langueur
Monotone.


А может, просто

Старинный вальс "Осенний сон"

DSC04787



DSC04791



DSC04794

Read more...Collapse )
Не слишком быстро, не слишком медленно – мимо меня плыли полупрозрачные лимонные берёзы. Поезд – не оттолкнувшись, плавно – мимо – платформа, букеты астр, букеты листьев, их дома под утюг и в вазу, быстрей-быстрей.

Да нет, просто сосны да берёзы тихо мимо проплывают, мухоморы – по лиственному под ногами морю.

А по песку, слегка увязая, обходя огромные лужи, натёкшие с ручьёв, после дождливой недели обратившихся в бурлящие водопады, – с дюн, с корней кустов, – рухнуть, пенясь, вниз, и обходя лужи, сохнущие в отлив, пока наконец я догадалась разуться – пружинил холодный мокрый песок. Как всегда в Виссане, у пролива Па-де-Кале, огромная белая скала отделила нас от Франции, и телефон радостно поприветствовал : «в Англии я не брошу вас на произвол судьбы» – корабли туда-сюда – грузовые, паромы – Ламанш, как известно, автострада.

Ласковым коровам хотелось длинной хрусткой травы с другой стороны тропинки, и увидев, как бородатый мужик упоённо их кормит, улыбаясь и мурча в бороду от удовольствия, я поспешила – и я, и я хочу, – и в благодарность рыжеватая корова лизнула меня шершавым языком – три коровьих башки, с подфыркиваньем дыша, тянулись к пучкам травы – и надо было – всем сёстрам по серьгам – и огромные мокрые носы давали себя почесать, – но пора, мимо, мимо.

Собаки – почему-то на пляже совершенно не было тёмных собак – даже рыжий голден среди всех размеров белых, светлых, пятнистых – выделялся густой яркостью.

В сегодняшнем дожде кончился трёхдневный викенд.

Тихо плывут мимо берёзы, ёлки, плывут платформы, букеты, грибные корзины, куда наверх клали красные-белые, и они красовались из-под папоротников – горькушки всякие внизу, в корзинной глубине.

Следы, там-сям следы, засыпает их снегом, песком, лепестками, заливает дождём, слизывает приливом – les feuilles mortes.

Ехала деревня мимо мужика.

Вдруг из-под собаки лают ворота – ну, конечно же, лают, – в самой глубине лужи, куда воротА уходят в бесконечную даль – и лают оттуда из-под собаки...

Перед машиной дорогу перебежала фазаниха – Машка сказала – «как бабка в платочке, озабоченная, улицу перебегает»

Пёстрый петух, предводитель разноцветных курочек, гулял возле домика у леса.

Когда мы с Васькой впервые приехали в лес Фонтенбло нежным осенним днём, мы остановились у кафе, пили кофе и радовались пёстрым курицам – а где то кафе у самого входа в лес? – но вот же курочки и Петя-петушок, и дощатый домик, но нет на улице столиков из двадцати восьми лет назад...

Берёзы, ёлки, густо-красные клёны – мимо, мимо.

Тема? Васька в кресле, я за компом. Тема для стиха?

Ехала деревня, едет, стучит на стыках, телеграфные столбы, темнеет за окном...
6th-Nov-2019 10:16 pm(no subject)
Вчера вечером в переулке возле дома Синявских. Себя сняла совершенно случайно, в попытках во тьме понять, как вспышку откключить. Но решила, что не выкину, потому как выдали мне на фотке золотой рог, а кто ж от золотого рога откажется!

IMG_20191105_224026



IMG_20191105_224042



IMG_20191105_224108



IMG_20191105_224011
This page was loaded Nov 22nd 2019, 6:20 pm GMT.