?

Log in

No account? Create an account
Из колодца
летопись
Recent Entries 
13th-Dec-2018 05:31 pm(no subject)
Ехал грека через реку? Через реку ехал Грека? Вы откуда и куда? Под мостом течёт вода.

Вот и мы в субботу вечером ехали через реку Сену. В реке Сене вода по ночам маслянистая, в реке Сене фонарный свет не тонет, растекается по поверхности...

Мы ехали на машине через мост, а через соседний мост, слегка наискосок от нас, за излучиной, шёл двухэтажный поезд – плавучий дом – плыл себе над маслянистой в огнях водой. Светились в нём окна, шла за ними жизнь, как за окнами трамваев, большеглазых добродушных то ли драконов, то ли если неуважительно – гусениц лупоглазых. Кто бутерброд жуёт, уткнувшись в телефон, кто книжку читает.
А светящийся дом-поезд, чёрное небо и река в растёкшихся огнях – всё это вместе рвалось попасть в картину, но не нашлось на них Моне – а чем же они хуже пыхтливого паровоза с гигантскими глазищами возле присыпанной снежком платформы?

И поехали мы дальше мимо леса, мимо чёрных декабрьских деревьев.

Чужие жизни, глядящие из чужих окон, – мы соглашаемся, что любая жизнь – абсолютная ценность, и привычно сочувствуем жертвам терроризма или массовых катастроф, и знаем, что каждый день, каждую минуту безымянные для нас люди умирают, и не обращаем на это особого внимания – так уж жизнь устроена – да и будь мы бессмертными, где б мы все поместились...

Оно конечно – вот хреновина до Марса долетела и марсианский ветер записывает, но хочется ли на Марсе жить?

Читаю Пола Остера, «the winter journal», и наткнулась сегодня «Even you, who have lived inside your body for sixty-four years now, would probably be unable to recognize your foot in an isolated photograph of that foot, not to speak of your ear, or your elbow, or one of your eyes in close-up. All so familiar to you in the context of the whole, but utterly anonymous when taken piece by piece. We are all aliens to ourselves, and if we have any sense of who we are, it is only because we live inside the eyes of others.»

Выползает из-за крыши кремово облако, воздушным кораблём плывёт по бледно-синему небу, а за ним другое, третье – флотилия облаков мимо моего окна...
12th-Dec-2018 03:40 pm(no subject)
Мне давно хотелось переслушать пятую Чайковского. Естественно, с Мравинским, любимым маминым дирижёром.

И вот вчера мы с Бегемотом это сделали. Нашли запись, где кроме исполнения - разговоры.

Удивительное ощущение у меня возникло, слушая разговоры Мравинского, - он мне Лотмана напомнил. Тот же класс!

Увы, снимать концерты до недавних времён не особо умели, так что видеоряд неинтересный. Но всё равно - Большой зал, люстры, на которые десять,  а может, и все двенадцать лет, я глядела, зажмуриваясь, чтоб радуга перед глазами, ну, раз в неделю, а иногда и чаще... До двадцати пяти, до отъезда.

10th-Dec-2018 11:32 pm(no subject)
А на второй день каникул с утра - лило-лило-лило, но обещали хорошую погоду в середине дня. И хоть не верилось, мы под дождём проехали километров 20 до деревни Vitrolles. Когда мы вылезли из машины, дождь почти перестал, но как же всюду было мокро, лужно, болотно...

У нас не было особого плана, мы посмотрели на карту на телефоне и по маркированной тропе - через лес, краем поля, через виноградник - отправились в соседнюю деревню, до которой утверждалось, что около десяти километров.

DSC04849

Read more...Collapse )

DSC05021
9th-Dec-2018 05:13 pm(no subject)
Я полупроснулась сегодня в семь утра с мыслью: Цинциннат Ц. вышел в окно, Лужин вышел в окно, а почему никому не приходит в голову выйти в окно прямо на облако, держась за верёвочку синего воздушного шарика? Это ведь должно быть вполне безопасно и просто.

И заснула опять, потрепав Танину лохматую башку, нащупав в шерсти кожаный спящий нос.

А когда днём мы вышли с Таней в лес в промежуток в дожде и ветре, перед подъездом скакал самостоятельный синий воздушный шарик.
8th-Dec-2018 01:36 am(no subject)
Только что я прочитала, что сегодня - день собутыльника!

Нынче каждый день - красный день календаря - день милиционера, день кошек, день каменщика, день кролика - и вот же - день собутыльника!

Какой прекрасный праздник. Не одному пить, забившись в нору - это уже алкоголизм, а на троих - на лавочке, стащив гранёный стакан у автомата с газированной водой, под плавленый сырок и под беседу. Или за столом красное из благородного тонконогого бокала.

В декабре, когда в шесть часов вечера наступает ночь - что может быть правильней дня собутыльника!

route du vin 2

ЭКЛОГА СИЛЕНУ

Вот помпейская фреска!
Как пляшут вакханки и скачут сатиры!
Дионис чем-то занят? Его почему-то тут нет?
Эй, Силен! Дай шматок что-ли свежего козьего сыра!
Перекинь через этот ничтожный провальчик
В три тысячи лет!

Во, спасибо! Поймал!
А теперь расскажи мне про эти оливы,
И откуда в лесах беотийских разросся такой виноград?
И с чего все вакханки – с манерами оперной дивы?...
Разберись-ка! Да, тут девятнадцатый век виноват!

Так... без козьего сыра Эсхил бы, пожалуй, и выжил
Не случайно трагедии первые в мире – его
(То есть «пенье козлов»)... Ну, октавой чуть ниже, чуть выше
А насчёт молока... Но козлы, извини меня, не для того!...

А вот как без козлов обойтись чудаку-Эврипиду?
Никакого тут хора не хватит: актёры нужны!
И копытца надёжней котурн, хоть и хилые с виду,
И трагедии – ах! –персонажами густенько заселены!

Времена и вообще-то плотнее набиты людьми, чем пространства,
Вон смотри, той оливе, наверно, не менее тысячи лет –
Не под ней ли король-трубадур тут с Бертраном де Борном ругался,
И бренчали на арфах вдвоём, пока их не разгонит рассвет?

Заселённость у дядюшки Хроноса – многоэтажна,
А Пространство всего лишь по плоскости населено...
Стенка Тёмных веков... (Как ты через неё перебрался отважно!
Да, Силен, ты силён, хоть и не протрезвел всё равно.)

Знаешь, Аристофан тебя прочил нередко в герои,
И поэтому, славный Силен, мы с тобою дружны,
Ну, Мольер тебя переодел в Сганареля, не скрою...

Почему Ботичелли не привёл тебя в свиту Весны?

2 июня 2012
6th-Dec-2018 11:51 pm(no subject)
Хорошая работа – шкафы таскать – иногда бормочется – это не цитата – это своими словами...

Из самых моих любимых рассказах, до комка в горле, до невозможности оторваться, перечитывая.

«Я вхожу в кинотеатр за час до сеанса… Как знакомы мне все эти люди, которые пришли в кино на первый сеанс и за час до сеанса! И этот бледный длинный подросток, который все время куда-то запихивает свой портфель, и колченогий небритый человек с измятым лицом, и две старушки, так важно беседующие, и эта тихая пара, словно из заговора, и билетерша (к концу дня у нее будет другое лицо), и уборщица, и эти опилки, которые она медленно и лениво сметает, и буфетчица, расставляющая свою витрину, ее газированная вода, ее мороженое и вафли!»

Проза, которая поднимается до стихов.

«Бездельник», «Пенелопа», «Большой шар»...

Маленькая растрёпанная книжечка «Аптекарский остров» стоит у меня на полке.

Под прошлый Новый год я перечитала «Сад». Я под Новый год часто читаю что-нибудь снежное, из первой жизни.

И опять, не отрываясь, и опять с комком в горле. И вот – есть там удивительное свойство хорошей реалистической прозы – перечитывая, всё равно волнуешься, зная, что всё кончится не больно хорошо, вроде как, надеешься, а вдруг, против расселовского постулата, – а вдруг написанное всё-таки может измениться за ночь...

Да, собственно, что там такого происходит-то – мальчишка из «хорошей семьи» влюблён с потрохами в женщину заметно его старше, совершенно другого круга. Она держит его в пажах, и чтоб добыть для неё денег, он крадёт их из письменного стола тётки... И Новый год, заснеженный сад. Юность –очень тяжёлое время. Время ожидания звонков, когда смотришь на незвонящий телефон и его гипнотизируешь...

А «Пушкинский дом» я уже не очень люблю. Претенциозный, и нет этой пронзительной точности, как в ранних рассказах.

В конце семидесятых судили за тунеядство нашего приятеля, очень хорошего художника Володю Гоосса. Мало того, наркотики ему подбросили, грубо так. Девки какие-то в карман сунули. Дело было не гб-шное, чисто милицейское. Володя жил в окраинных новостройках, от метро автобус – семь вёрст, и всё лесом. И не было там других художников, а милиция была, и очень он её раздражал.

Судьиха – советская тётка вроде Мизулиной – оказалась, как ни странно, честной, и обвинение в наркотиках сняла. Ей просто никак не понять было, в голове не укладывалось – ну, как это художник – и на работу не ходит. Можно, к примеру, на обойной фабрике работать...

На суд пришёл Битов с Аллой Драбкиной. Битов в распахнутой шубе в этом заплёванном советском суде – канцелярском тёмном помещении – был из другого мира – он, идя по коридору, как большой пароход раздвигал этих судейских, отодвигал плечами, не видел. Впрочем, сделать он ничего не смог, Володю отправили на химию.

Потом я ещё раз видела Битова – в Париже он выступал, и очень как-то чванливо, неприятно, свысока – серебряный век определял, как самую великую вершину человечества...

Все последние годы какие-то он говорил время от времени неприятные вещи, вполне верноподданические...

Да какая разница, что он там говорил...

«А вижу я кактус на подоконнике. Каждую его иголочку. Сам зеленый, а иголочки рыжие. А за окном небо, почему-то синее. Снег сверкает. Снег и кактус. Красный трамвай с белой крышей изогнулся на повороте. Трамвай и кактус. И купол — такой голубой, что растворяется в небе. Церковь и кактус. Черно-белые деревья… Да ведь это тот самый сквер! Я всегда радуюсь ему после работы…
А в оконном стекле, повыше кактуса, — пузырь. Удивительно в этом пузырьке! И небо, и снег, и трамвай, и деревья, и купол — все помещается в нем. Маленькое, странно вытянутое и какое-то особенно яркое. Там снежный город. Кто-то живет в нем, вовсе крохотный… Интересно, каким он видит меня оттуда?»
2nd-Dec-2018 10:28 pm(no subject)
Я в очередной раз подумала, что всё ж ужасно глупо, что фотки валяются без всякого смысла, и нет у меня времени в их залежах копаться, разбираться, в порядок приводить. Вот вытащила себя за волосы и решила разобраться с Провансом.

Всего погуляли-то 5 дней...

И вот первый, 31 октября - отъехали от дома километров пятнадцать - утром под дождиком, и пошли куда глаза глядят в холмы... Оставляя маслята на обочине дорожки. Мы их подобрали на обратном пути - не все, но некоторые...

Дождик любезно кончился, и только тучи ходили туда-сюда... Около двадцати километров прошли. И была нам радость...


DSC04700

Read more...Collapse )

DSC04841
This page was loaded Dec 14th 2018, 5:24 pm GMT.