mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Category:

Сусанна Черноброва. Электронная почта.

Книги у меня подолгу валяются непрочитанными, а тут ещё, когда я стала в автобусе писать на айпаде, вообще начинаю превращаться в того чукчу, которым обзывала Ваську (впрочем, он и не возражал), того, который – чукча – не читатель, чукча – писатель.

Так что неизвестно, сколько бы ещё эта книжка, привезённая мне осенью Машей, провалялась в груде сваленных вместе нечитаных книг. Кабы не Гастерея, которая ловко вытащила её из книжного месива, прочитала сама и захотела, чтоб и я тоже её прочла, – поговорить...

Удивительное она у меня вызвала чувство – и родственности очень сильной, и инакости – ну вот когда способ выражения, гамма представлений сильнейшим образом пересекаются, а обстоятельства этих душевных совпадений – сильно разнятся.

Мне уже давно нравятся стихи Сусанны, очень часто оказываются они мне интонационно крайне созвучными – в этой книжке отличных стихов много. Перемешанных с воспоминаниями, дневником, заметками, рисунками – зримой ощутимой точностью.

Среди героев книги два города – Рига и Иерусалим. Они присутствуют не местом действия, хоть и местами действия являются, а сутью, городской личностью.

Пожалуй, эта книжка в некотором смысле оказалась для меня примеркой себя, если б у меня была иная смежная культурная принадлежность.

Из всего, что я в Израиле видела, Иерусалим я ощущаю самым чужим – всегда страшащим меня востоком и отсутствием примиряющего моря.

Ригу я совсем не знаю, – она от Ленинграда дальше Таллина, куда ездили по половинной студенческой цене вдохнуть западного воздуха.

В Вильнюсе, тоже географически относительно далёком, я была несколько раз, потому что впервые попав туда в десятом классе, я влюбилась в весенний истекающий солнечными ручьями город.

А в Ригу попала только однажды – в восемь лет – смутной памятью тёмный Домский собор и густой звук органа.

Но все мы повязаны балтийскими болотами...

 Я смутно знала, что в Риге сохранилось образованное еврейство – и интерес к Палестине ещё бундовский, дореволюционный, истинно сионистский – а рассказы Сусанны про отца – европейского интеллигента на стыке культур – русской, еврейской, европейской – перевели абстрактное знание в трёхмерную картинку.

Мои бабушки ушли – одна из местечка, другая из стольного града Витебска – в образование, в Россию.

Культурная родительская принадлежность – русские интеллигенты – с еврейством, как флёром происхождения. Бабушки, увидевшие в альбоме репродукцию шагаловского «Шага», воскликнули – «а у нас в Витебске эта картина на доме висела». С еврейством – таким же, как русскость у тех эмигрантских детей, которые и языка-то не сохранили, но знают несколько выражений и какой-нибудь бабушкин пирог. И смутно отзываются на русского типа эмоциональный склад.

Причастность к Израилю у Сусанны – естественная, исходно культурно заданная. Во всяком случае, так я, читатель, её восприняла.

И пожалуй её книжка,– это помимо всего прочего ещё и взгляд на страну, позволяющий её немного почувствовать человеку снаружи, – чтоб так получилось, место действия обязано быть одним из героев...

Очень увлекательно читать книгу, состоящую из посланных по мэйлу писем. Интересно было б понять, отличаются ли стилистически мэйловские письма от посланных по почте...

И – ау, Наташа, ещё до того, как твоё имя появилось в адресной строке, я тебя опознала – подлинность адресата добавляет тут ещё какой-то очень личный мотив.
 
Tags: книжное, литературное, рецензии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 46 comments