mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Category:
Народ тут в салочки играет. И меня Гали-Дана осалила. Кстати, любопытно, что у нас так не говорили.

Вот: 10 книг, наиболее любимых и повлиявших в детстве и юности.

Честно сказать, всего 10 – на всё детство и юность – да так не бывает. Правила все слегка редактируют. Гали-Дана сузила до прочитанных до школы.

А я исключу поэзию и рассказы – оставлю только романы, или в крайнем случае, повести...

Выборка получится почти случайная, что-нибудь важное забыла наверняка, но пусть уж будут те, что я по дороге на работу
в автобусе в айпад записала – первые вспомненные... И непременно прочитанные до конца школы, пусть такое будет условие.

1. Волшебник изумрудного города – первая книга, прочитанная самостоятельно. Родители начали вслух на даче и в город потом уехали. Перечитанная сто тысяч раз. Единственная книга в жизни, из которой я выписывала важное в тетрадку – про дружбу, например. Трудно себе даже такое представить.

2. Винни-Пух – самая главная в жизни философская книга, – в первый раз мама прочла вслух. Помню, что именно мама, хотя чаще папа читал. И до сих пор я больше люблю её в переводе Заходера, чем по-английски. Потому что не странно ли, что волки не могут жить на ёлке, живут на ёлке белки, хоть ёлки и не елки.

3. Три мушкетёра – класса с третьего по класс пятый сколько раз в год я их читала? Два? Три? Любимый из любимых, ясно, Атос. А Портос уважал старость, но не в жареном виде. А Планше плевал с моста в Сену. Арамис, получив письмо от госпожи де Шеврез, чей замок совсем недалеко от нас мне Васька показал в самом начале нашей жизни, выкинул яичницу со шпинатом в помойку. А господин Бонасье пытался из кареты, видя только мостовую, сообразить, куда его везут. А папа, видя мой когда-то огромный интерес и симпатию к французской революции, говорил: «ты всё ж имей в виду, что это была революция в значительной степени господ Бонасье, и зря ты господина Бонасье так презираешь»

4. Таинственный остров – ну, может, чуть позже, чем три мушкетёра, не с третьего класса, дык с четвёртого, и не по пятый, так по шестой. Сайрус Смит – вот он, настоящий герой! И вообще самое интересное – их повседневность. И обезьяна Юпп. А в книжках про путешествия – самое интересное было читать про подготовку. Вот например в «Кон-Тики» – чего да как купить, всё, что до начала ещё интересней, чем само плаванье.



5. Дорога уходит в даль – ну, тут что скажешь – знаю наизусть, первый раз прочитала классе в четвёртом. И конечно, конечно, папа – это был наш папа. Сашин папа – отвечающий Саше, что он не революционер, потому что недостаточно отважен, и наш папа – не диссидент – отвечающий, что не пошёл на площадь в августе 68-го, потому же.

6. Сага о Форсайтах – первый раз классе в 8-ом – сто раз прочитано, и по-английски не раз – наизусть знаю. И только, прочитав по-английски, поняла, что она не столько о людях, сколько о пролесках на апрельской опушке, о цветущих вишнях, и о том, что красота – это свобода. Ну, и о людях тоже. Всегда не выносила положительную Ирен, злилась на неё, и всегда сочувствовала Сомсу, и любила Майкла, и ассоциировала себя с Флёр.

7. Война и мир – первый раз, кажется, в четвёртом классе прочла, и с тех пор регулярно перечитываю, и даже с «Эпилогом», – попеременно любила то князя Андрея, то Пьера, испытывала иногда смутную симпатию к Долохову, сильную к Денисову, несимпатию к Николаю... Вот давно уж собираюсь опять перечесть...

8. Фиеста – класса с 8-го и до сих пор мурашки от последних страниц –«я не напиваюсь, я просто попиваю винцо». И по-английски люблю, и в переводе Кашкина... Физиологически родная книга... Несмотря на бой быков...

9. Глазами клоуна – тогда же, классе в 8-ом, в переводе Ляли Чёрной. Острейшая эмпатия. Запахи по телефону... Самодовольный немец на другом конце... Не перечитывала с юности, не знаю, как сейчас.

10. В круге первом в первой редакции – и только в первой, вторая редакция – мерзость, подлость даже... В девятом классе – папа вслух читал. Ну что тут скажешь – лучшие люди на свете – и такие живые – пробегает Валентуля – «первыми на луну полетят американцы»... Мы с подругой Олей хотели в 10-ом классе ехать в Рязань, спрашивать, как жить. И фотографию мне папа подарил, на столе стояла.

Только вот записала, как вспомнила книжку, которую не включить нельзя и которую я разлюбила совсем, ничего не осталось, кроме, впрочем, сатирической части – её всё-таки люблю. Мастер и Маргарита. В 14 лет – волшебный пароль – если читал, значит, свой!

Ну, и поскольку я ограничилась школой, не включаю вторую важнейшую для меня философскую книгу, наряду с Винни-Пухом – Волшебную гору. Я её на первом курсе читала.
Tags: книжное, пятна памяти
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 88 comments