mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

На выставке Вламинка выяснилось, что картинка, на репродукцию которой я, как на пенье дудочки, пошла, увидев её в метро, – совсем у него не лучшая – она плосковатая, слишком ван-гоговская, вслед за пахарем, прямолинейная, – когда ближе подойдёшь. С противоположного конца зала она и в подлиннике казалась той радостью, которую надо припрятать на десерт.
Большая выставка в пригородной мэрии.

И народу было немного, – не пусто, а как надо – ходят люди, не толпой, переговариваются, сидят на диванчике. И солнечный с ветром день, и в соседнем парке расцвели каштаны, и боярышник готовится – вот ведь великая сила искусства – кабы не Пруст, сухое слишком сладкое печенье мадлен (пирожным не назвать), кто бы стал есть – ну, даже не есть, – но с непременностью в булочной замечать, – да и боярышник – чуть пышноват и без вишенной отчаянности, – не бросался бы в глаза.

Соседний парк, негромкая улица – не то чтоб сливались с выставкой, – просто размылась граница, и солнечные старые деревья столпились у входа в зал.

Много прекрасных вольно висящих картин. Поля, крыши под серым небом. А рядом широкая деревенская дорога, уходящая за горизонт. Смятые городские крыши дышат, вздымаются. Припорошены снегом стога.

Я практически ничего не знала про Вламинка – оказывается, за долгую жизнь он написал ещё и немало книг.
А жил в самой невнятной части Франции –к северо-востоку от Парижа, в Beace, – не у моря, не в горах, не в лесистых холмах – среди плоских пшеничных полей, где разлапистые деревенские крыши.

Он в тридцатые годы гонял по дорогам на машине, а когда-то собирался в велогонщики, но бросил велосипед после болезни.
И в пейзажах его скорость – очень много ветра, – они, эти пейзажи, бегут за окном машины – мимо, мимо...

А море в Нормандии у него неинтересное – чужое – вышел Куинджи, наляпанный на конфетной коробке.

Хорошо живут на свете художники – проснулся – и на этюды – и удивляйся сто раз всё тому же, и пиши в разную погоду ту же реку, то же дерево, – вот облако уцепилось за ветки, а вот ветер наморщил отражения в соседнем пруду...

Свидетель, летописец, участник...

Когда на закате мы с Таней переходили улицу, я глядела сощурившись, как из-под колёс у проезжающей машины взлетали просвеченные наквозь розовые вишенные лепестки – и падали обратно на мостовую.
Tags: бумканье, дневник, живопись, из окна, искусство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments