mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

И вправду галопом

В Лозанне озеро пахло свежей водой с лёгким привкусом тины, облака – весомые, крепкими с плотью мазками написанные над акварельными горами, несколько не возражали против смешенья техники.

Только вот тот травяной бережок, где можно было, не страшась грозных швейцарцев, пожарить всякое-якое барбекью, слишком уж плавно спускался в воду, и уже отплыв вполне порядочно от него, поворачивая, как пароход, чтоб услаждая взор, куда-нибудь отправиться, вдруг неожиданно и неудовольственно зацеплял пяткой за каменистое дно.

А вечером долго сидели у виноградников на террасе над озером, попивая белое вино, глядя на облака, горки, неподвижную ребристую воду. Сенька лениво спросил, а интересно, приедается ли эта вода с облаками, горками и виноградниками каждый день на неё глядящим владельцам кафе.

Мы с Катькой, приведя личные примеры неприедательности впечатавшегося в сетчатку, сошлись на том, что нет.

На следующий день с Бегемотом и другими животными на автобусоподобной кенге, когда-то у Гринов Батси, а теперь Бусе Исаковне, проскакали 500 с чем-то километров до Le Gaou. Причём по колькиному совету почти не по астострадам – поперёк – в меняющемся пейзаже – швейцарские весёленькие виноградники на холмах на фоне скалистых горок, Франция, никаких тебе виноградников – луга, поля, пара снежных гор на горизонте, скалистые горы в первом ярусе, мы по дну широченной долины едем, потом кривая дорожка вверх, по ней всё больше семьдесят в час, быстрей не получается – мне повезло, именно там мне досталось вести – лес по склонам, скальные верхушки, шкандыбаем через развесёлые деревеньки, к серым камням красные оконные переплёты приделаны, цветы, опять на горизонте снежные вершинки, ниже скальные, – перевал, вжиххх, вниз – под ветром. Под хлопающим тентом позавтракали салатами, приготовленными в придорожном сарайчике, и неожиданностью – выдали их на красивых неправильной формы стеклянных тарелках.  Потом чуть-чуть автострады, – и лесистые зелёно-синие холмы, «зелёный Прованс» – и вот уже последний хвост нашей дороги – олеандры светятся в вечернем солнце, жёлтые стены, тени – перехватывает горло – все наши с Васькой по этой дороге подъезды – когда он вёл, Димка рядом, я сзади с Нюшей в последний её год, с Катей потом, позже, когда он не водил и ездили на одной машине – Бегемот вёл, Васька рядом с ним, я с Катей сзади, руку протягивала – Ваську за ухом почесать, – Катя дышала в другую руку.

Димка опоздал в Афинах на пересадку, вместо часа дня прибыл в 7 вечера, ещё и билет его заставили новый покупать.

В первый вечер нас трое – пятеро с Таней и Гришей, Колька с Юлькой доедут сегодня.

Ветер успокоился к полуночи, и в проёме дверей нашей с Васькой комнаты, как надо, – кусок луны между тёмных сосен.

Утром в гостиной полутемно из-за деревянных задёрнутых жалюзей – а снаружи цикады – торжествующим слаженным оркестром – это не тоненько на скрипке пиликать…

На васькином месте сижу – ветер в сосновых кронах, по спине между лопаток ветер, совсем близкое море за спиной, за рощей… Цикады, поскрипывает зонтик, сухие листья невесомо скрежещут по камням. Ветер с моря, – не мистраль...
Tags: Васька, Лазурный берег, Швейцария, дневник, люди, море
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments