mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Categories:
Утром по дороге к морю мы встретили котёнка-подростка – он расхаживал принцем по скалам у воды. Хвост – пушистой трубой. Вид он имел пиратский, хоть глаза, слава богу, были оба на месте, – всё равно будущий повелитель морей –«Кот плывёт по океану, кит на кухне ест сметану».

Но пока что просто котёнок Кассис из приморского дома.

«Недостаток котёнка тот, что когда-то он будет кот». «Недостаток котёнка в том, что когда-то он будет котом». Что лучше, – спрашивал Васька? На семинаре Татьяны Григорьевны Гнедич они взахлёб переводили Ленгстона Хьюза, каждый хватал те стихи, которые ему нравились, а потом на занятиях из трёх-четырёх переводов одного и того же, выбирали всем миром тот, что пойдёт в книжку, – из этих двух вариантов один, кажется, Жорки Бена, но не помню, который.

При виде Тани Кассис раздул хвост и разинул рот, а у Тани хватило ума не настаивать на более близком знакомстве.

***

На лодочном спуске, там, где мы с Таней по утрам перед завтраком плаваем, сидел мужик без трусов – но в золотых браслетах, в золотых кольцах и с тяжеленной золотой цепью на шее.

Мы вежливо поздоровались, мужик кивнул, а Таня, на мою радость, им не заинтересовалась – а то ухватит за хуй – и что тогда?

Когда минут через десять мы вышли из моря, мужик развалился на весь спуск, и браслеты его, и кольца, и цепь сияли на солнце.

- Хм, – говорю – немец, небось, ну, или новый русский с браслетами-то, но если русский, наверно, откликнется.

Не откликнулся, – не то, что та тётенька, которая по рассказам Наты году эдак в двадцать каком-то ехала с Натой, её сестрой Кисей и их мамой в Ла Рошель. Натина мама, зайдя в купе и увидев там нехуденькую тётеньку, сказала: «Надеюсь, эта корова не едет до Ла Рошели». Толстая тётенька с достоинством откликнулась: «Корова едет до Ла Рошели».

В 81-ом году в Авиньоне на театральном фестивале посреди площади у папского дворца стоял огромный грузовик Совтрансавто, на котором приехали декорации грузинского театра. Город вокруг крутился-вертелся-пел-плясал, обтекая упёртого колёсами в асфальт мастодонта. Утром народ скатывал бесчисленные спальники, которыми ночью усеян был травянистый берег Роны – и мы с Бегемотом свернули свои венгерские, привезённые из СССР, а чья-то нечёсаная голова появилась из неработавшего фонтана в центре города. Люди и собаки шатались по улицам, сбивались в кучки всюду, где кто-нибудь что-нибудь показывал, – хоть просто пальчик.

А грузовик стоял, и сидели там два мужика, – водилы, – они твёрдо знали, что за границей нельзя ни с кем разговаривать – абы чего не вышло – наверно, и бумаги соответствующие подписывали.

Мы шли через площадь, прикупив своей обычной путешественной еды – помидоров там, хлеба, сыра, бутылку вина. А вот штопора не было. И проходя мимо грузовика, решила я обратиться к мужичкам: «а штопора у вас не найдётся? Жарко ж в машине сидеть, погуляли б!». Бедолаги, столкнувшиеся с очевидной провокацией, стёрли всякие следы выражения с лиц и подняли стёкла.

Голый дяденька в кольцах, браслетах и цепях никак не отреагировал на мои речи, – молчал, как партизан, – наверно, в самом деле, немец, – от слова немой.
Tags: Васька, Лазурный берег, Ната, Таня, дневник, котиное, море, пятна памяти, эхо
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments