mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Categories:

Неисповедимые пути ассоциаций

По предложению Витковского Васька в начале двухтысячных перевёл десятка полтора стихов Брет Гарта. У нас с Васькой это был такой отдых – напрягаешься, мычишь от натуги, пытаешься связную речь вытащить из Дилана Томаса, – из обрывков, клочков, ассоциаций. А потом берёшь Брет Гарта – читаешь, разбираешь, слегка посмеиваешься – отдыхаешь.

Есть у Брет Гарта длиннющий стих – «Ньюпортский романс». Такой сентиментально-красивый с запахом резеды.

Мы с удовольствием с ним играли. А Ваську ещё и резеда всегда привлекала – то ли цветком, то ли словом.

Вот он:

НЬЮПОРТСКИЙ РОМАНС.

Расскажу то, что сам я слыхал. Так вот:
Говорят – что она умерла от горя,
И что дух её бедный поныне живёт
В этом старом грустном доме у моря.

Был француз её ветреный, молодой
(Сотня лет уж минула с тех дней),
Адмирал Рошамбо уплывал домой,
И моряк распростился с ней.

Сколько пудреных фраз расточал он пред ней,
И какая, представьте, жалость,
Что в сети его кружевных речей
На беду девчонка попалась.

И хранила прощальный букет резеды
Пуританская молодость эта,
И утекла незаметней воды,
И увяла вместе с букетом.

А когда в приморский туман облеклись
Шпиль и мачты, как в саван горя,
Тот туман и унёс её душу ввысь
Из печального дома у моря.

И с тех пор, когда бьют часы ровно два
Там, на церкви у самой воды,
В старых комнатах веет едва-едва
Грустным запахом резеды.

И как память истории этой простой,
Призрак цветов пахучий
Бродит в комнатах вместе с её душой…
Можно ль было придумать лучше?

Я сижу тут всю ночь, призрак дальних морей,
Собиратель печальных историй,
Отчего б не зайти ко мне в гости ей
В этот дом, в грустный дом у моря?

Где газон и веранда забыли про смех,
Щебет девушек сменила печаль,
И горн не разбудит тот форт на холме,
И молчит старинный рояль…

Вот где-то бьёт в темноте два часа –
Только мыши скребутся в соломе,
Только капля за каплей – на веранду роса –
В этом старом и грустном доме.

Едва проникает в переднюю свет
Настольной лампы моей,
Тонет в сумраке он, но сомнения нет:
Всё тут в доме известно ей!

То ли нервы шалят, то ли так в утомленье
Меня ввергли дневные труды,
Но клянусь, что воздух пахнул на мгновенье
Нежным запахом резеды.

Растворил я окно. Океан был так тих,
Как случается только к утру,
Пульс течений был слышен: я чувствовал их
Тропическую жару.

У соседей – всё залито газовым светом,
И танцуют, и Штраус звучит знакомо,
Ну, и как привязать мне музыку эту
К скрипу старого грустного дома?

И нет, как нет, запаха резеды,
На росистом газоне дыханье рассвета,
Как случилось, что вот из такой ерунды
Возникла легенда эта?

Душа этих синих цветов оживляет
Пролетевшие годы жизни моей:
Ведь бальзам даже мумию переживает,
Схоронённую в толще камней.

Вспомнил я обо всём, что в юности было,
О тщете любви, о ветрах беды,
И судьбе благодарен, что мне сохранила
Только лучшее: аромат резеды.

И не слышно шуршанья юбки крахмальной,
И не видно лица: пуст проем дверной,
Навсегда исчез её облик печальный,
Но тень моей молодости – со мной!

Аромат резеды или призрак в белом?
Но, выйдя из комнаты, я подумал о том,
Что к душе моей в гости она залетела
В эту ночь в этот старый и грустный дом.


А с неделю назад мне приснилась какая–то сложная любовно–детективная история. В ней было два деревенских дома друг против друга, две фермы на вересковой пустоши. И что–то сейчас бессвязное, а ночью связное – из одного дома мальчик влюблён в из другого дома девочку, но им грозит какая–то опасность, и потом выясняется, что у их родителей, живших в этих же домах что-то произошло зловещее. Кто-то кого-то любил, кто-то кого-то убил. Каким–то хитрым способом, в который были замешаны овцы, пасущиеся на пустоши. Убил, чтоб избавиться от соперника. И вот в следующем поколении повторяется сюжет. Ночью было очень увлекательно и предельно логично. И героиню звали Рэйчел.

А проснувшись я поняла, что сон пришёл из Брет Гарта, из Ньюпортского романса.

А Брет Гарт? Проснувшись, я почему-то твёрдо знала, что он пришёл из стиха, который Альбир накануне мне прислал на чтение и редактуру, и который ни сном, ни духом на Брет Гарта не похож.

РАССВЕТ

То ли надежды привыкли ко мне,
или сподобился жить при луне,
может, покинув другую страну,
тучи устали глотать тишину.

Как это странно: ни ночь и ни день.
Жив полумрак, он растит полутень.
Слезы? Да нет, это просто роса.
Ветер напрягся, и ждут паруса.

Берег, как берег – песок да вода.
Скалы и вереск, ну все, как всегда
Я столько раз провожал тут закат.
Только рассвет не встречал. Виноват.

Мраком покрыт окружающий мир.
Спит или дремлет гранитный Пен-Хир.
Что это? Там, где, как видно, восток
видно, что кто-то раздул уголек.

Волны притихли и чайки молчат.
Все повернулись туда, где очаг.
Просто очаг. Разгорится сейчас.
Пищу дневную готовит для нас.


И откуда связь между этими стихами? От какого-такого верблюда? И даже это мне утром было понятно – связь через огонёк у моря.

Почему? А по кочану – по какой-то там кочерыжке в мозгу, где шарики заходят за ролики?

Море-Бретань-Ньюпорт-другая сторона Атлантики-немудрёный стишок Брет Гарта.
Tags: Альбир, Васька, бумканье, литературное, переводы, сны, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments