mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Другу Ирису

Для Ириса, который некоторое время занимался собирательством пословиц и стихотворных произведений про жопу, а потом переключился на пупок.

Давным-давно, в незапамятные времена, в 1986-ом году, в книжном магазине города Триеста купила я книжку сказок, собранных Итало Кальвино. Книжка была, естественно, по-итальянски, и приобретена она была мной с целью изучения итальянского языка – как раз на месте, в Италии. Джейк работал в Триесте в физическом центре, а я сказки читала.

Очень быстро выяснилось, что сказки почти сплошь мне неизвестные (сначала-то я думала, что мне здорово помогут знакомые сюжеты). Но не тут-то было – собранные Кальвино сказки были совершенно другие, чем те, что я в детстве нежно любила – из рыженькой книжки «Три апельсина. Итальянские народные сказки».

И в частности, в Кальвиновской книжке оказались совершенно удивительные сказки на религиозные темы. Один из главных героев там – Пётр, и даже его матушка, известная жадностью и сварливостью, однажды появляется. Ну, и конечно, Исус, куда ж без него в сказках с религиозной тематикой.

Сказка о пупке.


Жили-были Пётр с женою на берегу моря (или, может быть, большого озера), рыбу ловили – не тужили.

Но настали вдруг плохие времена, – рыба в озере куда-то делась, или просто хитрая стала рыба, тёртая, – неизвестно почему, не ловится – и всё. Пётр с женой затосковали – голодно без рыбы.

И жена, женщина умная, Петру и говорит: «знаешь, муженёк, я тут неподалёку видела гороховое поле. Не сходить ли нам туда, не натаскать ли с поля гороха, а то есть хочется. Только давай врозь пойдём, чтоб нас не засекли хозяева поля-то».

Сказано-сделано. Идёт Пётр через лес к чужому полю, видит – сидит длинноволосый мужик. Поздоровались-разговорились. Мужик Петру и сказал: «Не ходи на чужое поле, не воруй чужой горох, худо будет. Лучше вот со мной оставайся, странствовать пойдём.»

Пётр не послушался, дошёл до поля, и только собрался в него нырнуть за горохом, как видит – с другой стороны к полю кто-то подходит – тень крадётся – явно хозяйка!

Испугался Пётр и домой со всех ног. Приходит – там жена недовольная. Тоже несолоно хлебавши. Только она к полю подошла, как видит – хозяин с другой стороны подходит. Ну, и она домой со всех ног.

Рассердился Пётр – вот, говорил ему добрый человек – не ходи, Петя, горох-то воровать! А он не послушался.

Накричал на жену за глупость её женскую и жадность, хлопнул дверью – и в лес, к доброму человеку.

Ну, тут чего – пошли они вместе – Пётр, да Исус. Понятно, Пётр в положении несколько подчинённом. Бродят по лесам-полям, едят, что случится. Исусу от добрых людей уважение и пропитание. Однажды охотников встретили. А те им зайца подарили.

Ну, устроились на ночлег Пётр с Исусом, в дом их кто-то пригласил. И Пётр сразу на кухню – зайца готовить.
Освежевал-помыл, в кастрюле с травками тушит. И вдруг до невозможности захотелось ему отведать зайчатинки, и не просто зайчатинки, а заячьего пупка. Прям сил нет – вынь да положь!

Выхватил он пупок из кастрюли, да и сожрал.

Тем временем сготовился заяц, ужинать пора. Садятся Пётр с Исусом за стол, зайчатина вкусная, ароматная. Исус ест, да нахваливает.

А потом и говорит: «всем заяц хорош, только вот ужасно хочется мне пупка отведать, ты мне уж удружи – положи пупка-то».

Занервничал Пётр и отвечает: «Удивительный это был заяц, я бы очень рад удружить, да только ничем помочь не могу – не было в том зайце пупка, без пупка он был».

Ну что тут попишешь – на нет и суда нет.

Отужинали, да и спать легли. А наутро дальше пошли. В город пришли, а там повсюду объявления расклеены, и глашатаи тоже кричат: «Наша принцесса опасно больна, при смерти уже она. Кто её вылечит, тому всякие радости (прим. – небось, тысячу порций мороженого, как Ване Васильчикову), а коли возьмётся за леченье неумеха, и помрёт принцессочка вся в розовом, то неумехе голову с плеч».

Исус Петруше и говорит: «Дело нетрудное – принцессу вылечить. Ты попросись во дворец, и чтоб тебя с принцессой наедине оставили. А там острым топориком голову ей отруби и в ведро с холодной водой положи. Пусть полежит шесть часов. А как шесть часов пройдёт, так достань голову, к месту приложи (прим. – видимо, как ту дверь, которая имя прилагательное), голова и прирастёт, и принцесса как новенькая станет.»

Петра слегка смутил этот рецепт лечения, но ослушаться он не решился.

Пришёл во дворец, назвался лекарем, попросил остаться с принцессой наедине часов на шесть с половиной. Принцесса совсем уж помирает, почти уж бездыханная. Ну, он голову отрубил, в ведро сложил.

Прошло шесть-то часов. Достал Пётр голову, приложил, а она – о ужас – не прирастает.

Тут прибежала стража, заголосили все, связали Петра и на казнь повели. Встречают Исуса, он и осведомляется, куда Петра ведут, да за что.

Ему и говорят, что тут душегуб, убивец принцессы, не вылечил её, а загубил.

Исус стражникам на это отвечает: «эээ, не торопитесь добрые люди, вы, пожалуйста, прежде, чем пленнику вашему голову рубить, пошлите гонца во дворец, сдаётся мне, что ожила принцесса.

Послушались. И вправду – во дворце праздник – принцесса как новенькая – радостная, довольная, прыгает и скачет.

Отпустили Петра на все четыре стороны, ещё и подарков надарили.

Пошли они с Исусом из города, и говорит Петру Исус: «Это тебе, Петя, наука, это тебе за того зайца без пупка, – врать, Петя, нехорошо».
Tags: Италия, книжное, литературное, пятна памяти
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments