mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Ещё до Цветаевой, которая началась в четырнадцать и длилась года три, моим любимым поэтом был Лермонтов. Особенно «Воздушный корабль» казался волшебным – до мурашек, – мостик такой от сказки с переложенными папиросной бумагой картинками к обнажённой лирике, так необходимой в юности.

Когда мы с Таней по утрам плаваем вдвоём, я, естественно, без маски, – плыву с головой наружу, – Таня, когда нас всего двое, держится очень близко, и стоило мне сегодня поднырнуть, как она ринулась ко мне, и выныривая, я ткнулась в шерстяной бок, который пришлось отодвинуть. Я на плаву пою песни или Тане читаю стихи – иногда по возрасту, а иногда не очень.

Сегодня вот я ей прочитала про то, как «у наших ворот за горою жил да был бутерброд с колбасою», а потом, увидев огромный белый парус, медленно выходивший из-за скалы, я вспомнила Лермонтова.

И громко прочитав «Белеет парус одинокий» как-то очень стиху этому обрадовалась – как сто лет не виденного друга встретить и с изумлением убедиться, что не постарел нисколько, и всё хорош. Хоть Васька и ворчал, что «Парус» Михаил Юрьевич сдул у Вальтера Скотта, но только мотив он взял, а так-то у Скотта – площе, глуше, тривиальней…
Tags: Лазурный берег, Прованс, Таня, дневник, литературное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments