mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Categories:
У нас замёрзли пруды – и в ярких куртках народ выскочил на лёд – всех возрастов – кто-то коньки из закромов достал – впрочем, что удивительного – когда выпадает снег, сразу выясняется, что у людей лыжи есть – так что в снежные викенды, если такие случаются, кто на лыжах, кто на велосипедах (они бодро на толстых колёсах по снегу катят), кто на санках.
Ну, а на прошлой неделе было холодно и очень ясно, так что ни снежинки – только по утрам узоры на стёклах машин.
На льду – кто на коньках, а кто и в кроссовках, кто и просто на когтистых лапах. Люди, собаки...

Только вот беспокойно – утки куда попрятались и прочие водные птицы?

Таня ступила на лёд, след от когтя оставила и тут же вернулась на твёрдую землю. Ей не очень понравилось скользить. И ещё странно – у одного берега как-то ненадёжно этот лёд выглядит, будто вода слегка проступила. А у другого и посредине, где народ, вроде крепко схватилось. Хотя я скептически подумала, что не удивлюсь, если кто-нибудь провалится.
Один вот с голыми ногами в спортивных шортах и футболке катался на кроссовках – небось, бегун.

И сразу голландцы перед глазами, Брейгель и прочие. Когда-то у Брейгеля в «Избиении младенцев», я, не глядя на название, а только на лёд, разноцветные шапки, на лошадей, несколько минут не видела в упор, что там происходит – на радостной картинке на катке...

Ежели каток, то...

Короче, зима. В пятницу мы сидели с Сашкой на Buci за уличным столиком. Обогревалки в том кафе очень высокие, и тёплый воздух успевал по дороге к нам слегка подмёрзнуть. На стульях брошены пледы, так что я в один завернулась, но всё равно ледяной воздух подбирался, заползал в щели.

Мы пили горячее вино, я грела руки тёплым бокалом. А за соседними столами люди ужинали на холоду. И в пятничный вечер нисколько их не смущал крадущийся аж из Скандинавии холод.

На улице Сены на проводах развесили абажуры – что ж – там и должны светить не уличные фонари, а под абажурами домашние лампы – там такая жизнь.

После субботнего дня открытых зверей – о, внуки бэбибумеров, идущие в первый раз на первый курс именно сейчас – сколько ж вас! – почти 400 человек пробежали – с девяти до пол восьмого шевелить к концу дня негнущимся языком – нет, не фонтан – я решила, что меня спасёт только пробежка по городу – но после открытых зверей скорей не пробежка, а проплётка, проплетенье, – я запинаясь о тротуар плелась от Jussieu к Сен-Мишелю – и белая во тьме Нотр Дам была ещё открыта, и я зашла. Там должен был начаться органный концерт, народ потихоньку собирался, но я не осталась – постояла, поглядела на невидимые ночью витражи, на отдельного от других на стуле человека с газетой,– вышла, на белое хлопанье чаек взглянула, на ледяную реку, и опять на Нотр Дам, пытаясь вспомнить, как была она когда-то чёрной, а теперь и не представить – как же это может иначе быть – белые крылья чаек, белая Нотр Дам – кивнула ей, прощаясь, подумав мимоходом, что тоже привилегия, – возможность в любой момент поздороваться с Нотр Дам...

А день удлинился уже не на воробьиный нос, а не знаю уж на чей – может быть, на мой собственный?
Tags: Медон, Париж, дневник
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments