mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

В наших утренних заплывах совершенно необходимо нам доплывать вдоль скал до вида на городок Лаванду, до вида на колесо обозрения, стоящее там на кончике мыса.

Иногда по утрам бывают волны, ударяют в Танин чёрный собачий нос.

Последние дни мы ходим по утрам плавать впятером, и Таня очень нервничает – она до пяти щитать не научилась, потому как в школу мы её не отдавали. И очень ей страшно кого-нибудь не досчитаться. К тому же Славка учапывает кролем в середину моря, а Таню за ним не пускают, так что в начале пути Таня от беспокойства крутит башкой и тоненько попискивает. Потом, когда Славка исчезает в зелёной дали, а остальные плывут близко друг от друга и болтают наплыву, она успокаивается.

Есть ещё одно ежеутреннее лёгкое грызущее беспокойство – а вдруг в одно непрекрасное утро мы доплывём до угла, заглянем за него, а там – нет колеса, ну, нет как нет. И как мы это переживём – представители новой религии – колесопоклонники?!

Каждое утро начинаем мы со встречи с колесом, ещё до кофе! Взгляд из воды на колесо пробуждает нас.

И вот сегодня утром мы подобрались к объекту нашего поклонения поближе.

В половине седьмого в саду на пороге моей комнаты появилась Галка с важным вопросом – как отключить ток, который каждый вечер, защищая сад от кабанячьего нашествия, мы врубаем в изгороди, обводящей сад. Они со Славкой собрались ехать в Лаванду на маленький рыбный рынок в порту, куда рыбаки привозят ночной улов.

Я, продирая глаза, решила, раз такое дело, с ними отправиться тоже.

Дорога была почти пуста, хотя мы обогнали одного велосипедиста, у которого под левой рукой на руле трепыхался полиэтиленовый мешок. «За рыбой едет» – решили мы, наверно, мы ещё не опоздали.

Город Лаванду с пустыми парковками, с немногочисленными прохожими был свеж, умыт, и розовые его дома сияли на солнце. На набережной мы заметили два открытых кафе и решили, что купив рыбу, пойдём кофе пить. Авось тогда проснёмся.

По дороге к рынку мы заметили небольшую машинку, перед ней шёл человек с длинной пылесосной трубой, тянущейся от кабины. Труба заглатывала в себя сухие листья и прочий мусор.

Задумчивая невыпившая кофе Галка сказала: «Смотрите как интересно – он ведёт машину в поводу». Но её ждало разочарование – нет, машину не тянули на верёвке, как тот бронепоезд, которым любовалась тётя Надя, ожидая, когда же комиссар вынет жилистый конец, – у этой машины за рулём, как ни странно, сидел второй человек.

Когда мы дошли до порта, мы увидели, что стеклянный павильончик рыбного рынка с прилавками внутри закрыт, и на дверях написаны часы работы – с восьми до одиннадцати.

Нам ничего не оставалось, кроме как отправиться пить кофе на набережной в ожидании открытия. Выпив кофе, мы решили зайти в булочную, – там была девчонка, с ног до головы вымазанная в муке, которая сказала нам, что тёмный хлеб у неё стоит в печке – не раньше, чем через час будет готов. Поутру – одни багеты.

Когда мы во второй раз подошли к заветному рыбному павильончику, он всё ещё был закрыт, хотя на часах было уже почти что восемь.

И тут раздался колокольный звон. Галка взволновалась – она решила, что это звонят, оповещая людей об открытии рынка, и нам со Славкой пришлось её слегка разочаровать, напомнив ей, что не все люди принадлежат нашей колёсной религии, бывают и другие конфессии, и звонят, возможно, в церкви (непонятно, впрочем, с чего бы вдруг в восемь утра звонили).

Мы кинули на рыбный павильончик более внимательный взгляд и заметили, что боковая дверь открыта. Сунулись туда и увидели двух полуголых мужиков, которые задумчиво починяли сети. На вопрос о том, когда ж рыбаки вернутся с рыбой, нам было отвечено, что, ну, может, в 9, может, в половине десятого, а кто-то и в одиннадцать.

Ждать столько времени не входило в наши планы, и просто на всякий случай, мы подошли к причалу и тут увидели, как из-за всяких яхт и прочих развлекательных плавсредств вдруг выскочил голубенький вёрткий кораблик с лебёдкой на корме – явно рыбачий. Он прочухал к пристани, двое мужиков быстренько его на крюк привязали и вытащили пару ящиков ещё трепещущей рыбы.

Рыба была совершенно разнокалиберная и разнопородная. Мы извлекли из ящика несколько представителей семейства дорадовых, одну камбалу. Тем временем подошла черноволосая черноглазая средиземноморского вида тётка средних лет, – жена рыбака, которого ждали к одиннадцати. Мы его ждать, само собой, не стали.

А рыбка на гриле была не чета обычной магазинной – но, конечно, напомнила мне об извечном противоречии – я среди этих рыбок плаваю, наслаждаюсь их обществом, ненавижу подводных охотников, превращающих живое в неживое…
Tags: Лазурный берег, Прованс, Таня, дневник, истории, люди, море
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments