mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Categories:
Я посмотрела Звягинцева – «Нелюбовь». Других его фильмов я не видела. Про «Левиафана» я настолько подробно читала, что, вроде, показалось совершенно бессмысленным его смотреть.

Про «Нелюбовь» я тоже читала, но теперь мне кажется, что пересказывая сюжет, рассказчики по непонятным мне причинам его переиначили.
Всюду написано, что герои фильма разводятся, друг друга ненавидят, и в это время у них вдруг пропадает ребёнок. Только ребёнок вовсе не пропадает – он уходит из дома, услышав разговор папы с мамой, из которого узнаёт, что он никому из них не нужен, и даже совсем наоборот – очень мешает, и каждый родитель пытается спихнуть его другому.

Мне трудно решить, хороший это фильм, или плохой. Хочется сказать, что плохой, но этому противоречит то, что после него мне было не заснуть, а потом он целый день не шёл у меня из головы.

Мы начинали смотреть его вместе с Бегемотом, но он, отсмотрев четверть, сказал, что больше не может, и ушёл в свою берлогу.

Звягинцев очень красиво снимает – но совершенно не оригинально, я бы сказала, что на каком-то неожиданном пересечении эстетики Тарковского и эстетики Германа.

Деревья, капли, небо – от Тарковского, внимательность к бытовым деталям из Германа.

И ещё Звягинцев использует чужие приёмы, или, если хочется употребить положительное слово, – цитирует.

В самом начале фильма мальчик Алёша возвращается через лес из школы домой в московские новостройки, по дороге у корней здоровенного дуба он подбирает полосатую ленточку – из тех, которыми на улицах что-нибудь огораживают, или, может, отмечают что-то на спортивных соревнованиях – идёт между деревьев, подкидывает эту ленточку, потом, закидывает её в верхние ветки дерева, стоя на поваленном стволе, протянувшемся в реку. Очень всё красиво. А в конце фильма, через год, нам в самых последних кадрах опять показывают эту ленточку – на том самом дереве так она и развевается на ветру. Опять очень красиво.

В «Певчем дрозде» герой мимоходом забил гвоздик, чтоб его приятелю из часовой что ли мастерской, было удобно шляпу вешать, а в последнем кадре, после того, как герой погиб, попав под машину, нам показывают этот гвоздик – то, что от героя осталось.

И в окна в кино уже много где глядели – на ползущие капли.

Так что отчасти Звягинцев строит из готовых конструкций – право имеет – таков один из принципов постмодернизма – но, как бы сказать, – очень уж ожидаемо.
Иногда он навязчиво педалирует – использует штампы.

Бабушка пропавшего мальчика Алёши, ненавистливая тётка, когда родители Алёши вместе с девочкой из поискового отряда приезжают к ней, чтоб убедиться, что Алёши у неё нет, очень радуется, когда под кроватью отыскивается её мобильник, который она третий день как потеряла. Говорит удовлетворённо: «нашёлся».

Мне не приходит в голову ни одно произведение литературы, или кино, которое не является сатирой, или не построено на условности, как скажем отвратительный мне, но любимый многими «Догвиль», а вот до крайности реалистическое произведение, где вообще нет любви – ни в какой форме – ни к человеку, ни к кошке, ни к собаке – одна всепоглощающая нелюбовь.

Отец мальчика Алёши произносит положенные слова про любовь, обращаясь к женщине, которая от него беременна и к которой он уходит от матери Алёши, мать Алёши говорит про любовь мужику, к которому она уходит, и эти их новые партнёры тоже ритуальные слова произносят. И совершенно очевидно зрителю, что все эти новые отношения обернутся той же нелюбовью, что у родителей Алёши, – ну, через год. Звягинцев даже нам этот «через год» показал. Да, собственно, и когда слова произносятся, они решительно не убеждают, оказываются противоположностью моей любимой фразе Бёлля про то, что самый последний пьяница, идущий к проститутке, ищет у неё не только удовлетворения физической потребности.

В проходном кадре тот мужик, к которому уходит мать Алёши, разговаривает по скайпу со взрослой дочерью, которая судя по слову «абрегадо» – спасибо – находится где-то, где в московскую сырую осень, – лето, и где говорят по-португальски, – и её сюсюканье в телефон – тоже про нелюбовь.

Просторные квартиры, наполненные жратвой супермаркеты, из телевизора невыносимым нынешним телевизионным голосом про Украину... Вполне благополучная московская жизнь.

Все эти люди крупным планом сняты на фоне точно таких же – в метро, в магазинах, на работе, уткнувшихся в телефоны, на улицах, - по крайней мере именно такое ощущение у зрителя возникает.

Ну да – в фильме есть другие люди – члены добровольческого поискового отряда, который ищет Алёшу, и к которым мать Алёши обращается по наводке полицейского – полиция не ищет пропавших подростков, у полиции другие дела. И эти вот другие люди – они вроде как мокрецы в нелюбимых мной «Гадких лебедях»...
Tags: кино, рецензии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 49 comments