mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Categories:
IMG_9791

Когда в углу комнаты у окна стоит ёлка, и я вокруг неё бегаю, пытаюсь примериться и как-нибудь втиснуть её в кадр, и в конце концов щёлкаю – ёлка, конечно, верхушкой, от талии влезает, – впрочем, у ёлки талия плохо выражена – и окно – длинное до книжных полок, и тополь заоконный, – мне всегда кажется, что комната обращается в поезд – и разгоняясь постепенно, постукивая на стыках – мимо тополя – мимо леса, мимо гор едет дедушка Егор – сам на лошадке, жена на коровке, дети на козлятках, внуки на ягнятках… Картинка у меня над кроватью висела – в первом моём доме – в нашей комнате в коммуналке на Шестой линии Васильевского острова, которого тогда никто фамильярно не кликал Васькой.

В 78-ом году наша компания собралась уезжать – среди нас было много евреев, которые являлись по тем временам не роскошью, а средством передвижения – опять же по тем временам существенный перекос в некоторых компаниях в еврейскую сторону был нередкостью – общие мелкие гонения сближали, и притеснениями почти заведомо обеспечивалась нелюбовь к советской власти… И была в компании девочка Милка, у которой ни еврейской крови, ни мужа, – и Милка говорила, что у неё ощущение, как на перроне, на вокзале, только её поезд никуда не уходит.

Весной 79-го уехали мы с Бегемотом, остальные сели в отказ до Горбачёвских времён…

И вот глядя на мою отчасти смазанную комнатную-поездную фотку я вспомнила тот никуда не уходящий поезд.

Покачивается комната на стыках, идёт в минус каждый год, – когда-то, вроде как, в плюс, а потом «только в крайних точках замирают качели, и для них начинается обратный отсчёт лет…»

Рождество, Новый год – даже те жадно заглядывают, с бокалами в руках, – в то будущее, которого у них ощутимо немного.

С ёлки глядит приветливо мышиная королева в платьице и в колпаке – уши, свёрнутые в трубки торчат вверх, не залезши под колпак.

Каникулярные дни отделяются друг от друга разными мелочами.

Вот на площади в Кламаре, в соседнем с Медоном городке, куда мы с Галкой и Славкой любим ходить пешком через лес, – не привычный детский каток – нет, целая лыжная трасса – постелили на асфальт что-то вроде пластиковой сетки из тех, что в раковины кухонные кладут, – и вперёд – радостно скользят дети на лыжах, и даже иногда с папами. И девчонка в шапке, изображающей волка, хохочет.


На пруду в тумане, почти во мгле слабо светятся белым – лебедь, да чайки рядом с ним.

В парке медонской обсерватории, откуда хорошо смотреть вниз на Париж, на сверкающую золотую голову Инвалидов, мы повстречались с французским бульдогом по имени Наполеон. Они с Таней попрыгали-поиграли, и хозяйка его позвала – «Наполеон» – и он почапал на коротенькх лапках, и надета на нём была настоящая перевязь, и на ней вышито золотыми нитками – «Наполеон».

В кафе неподалёку от моста Александра Третьего – в Рождество все кафе смахивают на пещеры – входишь в полутьму, из которой ёлочка подмигивает, где мы для разнообразия пили неалкогольное – не горячее вино, а кофе, кто со сливками, кто без, – старик за столиком – очень аккуратный, в белой рубашке из-под свитера, – обедал – графин с вином перед ним, салат, мясо с картошкой.

Мы каждый четверг, так уж сложилось, ланчуем с Николя и с Софи в соседней с кампусом брасри – простой темноватой – садимся в углу за круглый стол. Забавно, кстати, что принадлежит эта абсолютно парижская брасри камбоджийцам, и официанты там камбоджийские, по-французски с большим трудом говорят. И вот за столиком рядом с нашим каждый четверг обедает старик – повязывается белой салфеткой, сидит очень прямо, всегда графинчик вина перед ним – с таким достоинством.

А как-то раз я в метро увидела на переходе на place d’Italie впереди себя Патрика. И горло сжалось, и я его не стала догонять… Патрик – моложе всех, всё время какие-нибудь новшества придумывает с нашими студентами, всё время что-нибудь выучивает новое. Лет Патрику не сто – всего лишь 69. Но выглядит он очень немолодо – невысокий очень седой – шёл он по коридору перехода в толпе, сутулый, поглощённый в мысли, хрупкий…

У Патрика всё хорошо, дома любимая жена, работа… И всё равно, всё равно эта хрупкость в толпе в метро…

Постукивает на стыках поезд-комната, мигают ёлочные гирлянды…

Гнать, держать, смотреть и видеть, дышать, слышать, ненавидеть – и зависеть и вертеть, – и обидеть, и терпеть. По кочкам, по кочкам – и в канаву бух.

IMG_9790
Tags: Васька, Патрик, бумканье, дневник, из окна, пятна памяти, рабочее, стихи, ёлочное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments