mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Categories:
Утром, пока мы лениво собирались завтракать на террасе – я стряхивала дождевую воду со стола, попросту его наклонив, – пластмассовый стол в силу почтенного возраста слегка прогнулся, и после дождя на нём образуется почти в полный его размер лужа – вдруг залаяла Таня, понеслась через три ступеньки вниз, с террасы в сад. По дорожке с воинственными воплями нёсся наш хозяин по имени Патрис, в одной руке у него были целых две туго натянутые верёвки, а с другого конца каждой из них овца. Тянули они как мощные собаки.

Следом за Патрисом бежали ослы, коза трусила где-то сбоку, а за ослами хозяйские дети, девчонка лет пятнадцати и мальчишка лет двенадцати, за ними хозяйка по имени Флоранс.

Внезапно ослы ломанулись с дорожки в виноградник, Патрис отпустил верёвки, к которым были привязаны овцы, и кинулся вместе с дочкой за ослами. Пытаясь остановить ослов, он стал швыряться в них подобранными на земле палками – в общем, «гром гремит, земля трясётся, поп на курице несётся».

В конце концов, траекторию ослов совместными усилиями они изменили, и минут через десять гонок с препятствиями, сопровождаемых воинственным гиканьем, всех зверей удалось собрать и водворить на новое пастбище. Загородки приволокли со старого, отгородили. И даже ток пустили посильней, предыдущий чувствовался, как почти незаметная щекотка, и накануне коза cумела улизнуть.

Собственно, весь сыр бор она и вызвала, решив в своё удовольствие полакомиться молоденькими виноградными листочками, а когда её попытались уговорить этого не делать, она удрала, не обратив на щекотный ток никакого внимания, и пошла коза бесчинствовать. Так что пока звери весь виноград не сожрали, их загнали под деревья – поместье граничит с лесом, собственно через заднюю калитку прямо в лес и выходишь, и там в углу его единственный не виноградный участок – то есть попросту кусок леса.

У детей каникулы, и они активно занимаются хозяйством – мальчишка лет двенадцати горделиво вёл маленький трактор по винограднику, заметив меня, лучезарно мне улыбнулся и рукой помахал.

***
В лесу уймища дикой лаванды. Она называется лаванда-бабочка, и в самом деле сходство есть – не привычная сине-лиловая кисть, а сиреневый цветок распускается на стебле и хочет взлететь, а если потрёшь лепестки между пальцами, сильнейший лавандовый дух.

А ещё в лесу уймища асфоделей. Я даже не знаю, как именно я узнала впервые, что лилейные белые свечки-соцветия и есть асфодели, но помню, что обнаружив в Лё Гау в саду такой цветок, сразу поняла, – вот и асфодель. Тут ими заросли склоны.

Ещё далёко асфоделей
Прозрачно-серая весна,
Пока ещё на самом деле
Шуршит песок, кипит волна.


Как водится у Осипа Эмильича, внешний мир гнётся, пузырится и создаёт новые формы и связи, не имеющие отношения к смысловым связям природным, или историческим.

Так что на дружинниках развеваются шарфы (может быть, красные шерстяные?), а южная весна севернеет прозрачной серостью.

***
А ещё мы сегодня попали в гости к кабанчикам. Мы отправились в глубину красно-скального невысокого массива Эстерель, на одну из его вершин – Cap Roux – всего-то пятьсот с небольшим метров в высоту вершинка, а тропа к ней вполне горная, местами по осыпи, и в честь воскресенья – воистину народная тропа, по которой забегают на вершину приветливые местные гуляющие – семействами, парами, с детьми, с собаками.

Ну, а по узкой раздолбанной дороге к верхней парковке, откуда подъём начинается, проезжаешь поляну, на которую выходят кабанчики, прямо под надпись: «кормить диких животных запрещается».

На пути туда мы вдруг увидели у дороги сначала одного свина, потом почти мгновенно осознали, что он далеко не один, и что стоит у края дороги машина, и оттуда кабанчикам дают хлеб через окно. Разноголосое хрюканье услаждало мой слух, но когда Машка раскрыла дверь, одна свинюха, недовольная тем, что хлеба у нас нет, раскрыла рот намерении её укусить.

На обратном пути сначала совсем в другом месте два кабанчика перебежали нам дорогу, а потом на той же полянке, где мы видели свинюх на пути туда, собралось общество из свиней и людей. Народ дисциплинированно никого не кормил, а только прогуливал человечьих малышей среди малышей свинячьих. Самый маленький человечий с соской ещё не совсем твёрдо ходил, а малыши свинячьи сосали маму, зарывали в песок пятаки и позировали – их, само собой, – все фотографировали. Уехать от свиней было очень трудно, Таню только жалко, которую в машине пришлось оставить, – она повизгивала в желании познакомиться.

Ну, в конце концов, мы всё таки поехали домой.

Я вытащила комп на террасу, долго этот текст писала, настала пора ужин готовить, и я не отнесла осликам припасённой морковки. Овцы, кстати, как мы вчера выяснили, от морковки тоже не отказываются!

DSC01111
Tags: Прованс, дневник, звериное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments