mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Трудно не примерить на себя жизнь на винограднике – с ослами, козой, дружественными овцами, щенком, котом – и не какие-нибудь они бедолаги из Бремена, которым пришлось заделаться в музыканты, потому что хозяин прогнал.

Петуха вот правда нет, некому радостно кричать. Красавца-петуха я б тоже завела, а с ним, ясное дело, и курочек, – яйца свежие там, то-сё – как говорила няня Юзефа.

Флоранс с Патрисом сами не делают вино – сдают виноград в кооператив. У них 18 гектаров виноградников. У самого дома несколько рядов столового винограда. А дальше разные винные сорта.

Несколько гектаров земли – Côtes de Provence classé. Рыжая глина – не просто так глина – какая-то часть этой красной земли в лужах после промчавшегося ливня – «равнее других» – только растущий на ней виноград имеет право стать тем розовым, которое в Париже в этом году получило серебряную медаль. И этого розового можно произвести строго определённое количество литров.

Сейчас на винограднике тонкая ручная работа – лишние лозы оборвать, проредить виноград. И не только потому, что будущее количество литров ограничено, а и потому, что оставшиеся лозы вольготней себя чувствуют.

Оказывается, технология производства розового сложней, чем красного. Во-первых, розовое производят из холодного винограда. И не годится его охлаждать после сбора – его собрать надо прохладным, поэтому собирают виноград только по утрам, ну, до одиннадцати. Отвозят в кооператив, там отделяют кожу, и розовое – из мякоти. Виноград для красного вина можно хоть весь день собирать, и кожу не сдирают. Ну а белое в Провансе делают из зелёного винограда.

В кооперативе виноград принимают по сортам. Звонят приёмщики виноградарям и сообщают, что в такой-то день идёт соответствующий сорт, и значит, надо накануне вечером проверить, что виноград поспел и готов. Если не созрел, приходится ждать следующего дня приёмки.

Мы навестили стоящую в сарае машинищу для сбора винограда. Огромная высокая жёлтая красавица, но не самоходная, её к трактору пристёгивают. И вот идёт трактор между рядами, тянет машину, а она трясёт кисти, и зрелый виноград падает. Конечно же, листья тоже падают, так что потом она отдельно ещё собранное перетрясает, чтоб виноград отделить. Подходит грузовик, машина скидывает собранный виноград в кузов...

Сбор винограда – всего-то три недели в сентябре. Втроём справляются – Патрис ведёт трактор, Флоранс на грузовике с виноградом курсирует между домом и кооперативом. И ещё с ними третий человек работает – он идёт вслед на сборочной машиной, проверяет, что всё хорошо, и что не оставляет она слишком много кистей сиротливо висеть.

Увы, никаких шансов на то, чтоб приехать в сентябре на это посмотреть, а то и поучаствовать, нету – сентябрь и у нас горячее время – начало года.

А ещё огород. Машка очень волновалась – где же он. Ну, и правда – пойди найди огород в виноградном озере. Но есть – помидоры, огурцы, баклажаны... Летом дачникам приносят огородные дары. Нам достались только бобы – рано ещё для прочих радостей.

Патрис, пока был жив его отец, который занимался виноградом, выращивал и продавал овощи, так что нынешний огород – его дело. И юные черешенки посажены рядком. И цветы. В общем, поместье, чего уж.

Уезжать не хотелось. Глаз привык к зелёным холмам закрывающим горизонт, к каштану под окном, который успел отцвести за те две недели, что мы жили у Флоранс и Патриса. И с утренней чашкой кофе выходить хочется на террасу и слегка поёживаться, потому что прохладный май.

И буриданству нашему, значит, только расти – сколько уже мест, куда невозможно не возвращаться...

***
На обратном пути – тяжком долгом, как всегда бывает путь с каникул, а ещё когда толпа на дороге – много народу отправилось на каникулы на эти праздничные недели с выходными посередине – мы встретили Машкино щастье – огромную блестящую сверкающую цистерну, которая перевозит что-то пищевое (так на ней было написано). Мы её обогнали, потом где-то остановились, потом обогнали её ещё раз. Цистерна ехала из Испании – что пищевое везут в цистерне из Испании во Францию? Вино? Апельсиновый сок?

Машка поглядела на неё и сказала, что хочет водить цистерну – ну, в крайнем случае тяжёлый грузовик о шести парах колёс – но блестящую цистерну-красавицу ещё лучше. «Пусть меня научат!».

Грустно она сказала, что раньше, до эпохи рулей с гидроусилителями, тёти цистерн не водили, только дяди. И проворонила она идеальную для себя профессию: сидишь высОко, глядишь далёко, едешь себе по дороге...

А я вот не люблю по автостраде ездить. Если б по маленьким дорожкам, тады, конечно, всякий захочет! А так... По мне лучше виноград выращивать, да на грузовичке его в кооператив возить.

***
Я всё учу наизусть Васькины стихи, – и оказывается, что не совсем правда, что не знаю их наизусть, оказывается, что часто только оттолкнуться – и побежало. И стих высвечивается новым смыслом, – и всегда разговором с Васькой.

И конечно, стихи вообще надо наизусть и вслух.

И проносится ещё одна весна, только на стыках стучит. И тугая неотцветшая сирень утром мимо автобусных окон.
Tags: Васька, Прованс, бумканье, из окна, истории, люди, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments