mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Мистраль ещё не успел по-настоящему охладить воду. И всё равно, хоть и тёплая, она совсем другая – нежность, бархат ушли – она морщится, не то чтоб сердясь – просто в настроении порычать – и этот утробный рык тревожит и ставит тебя на место – не залупайся, не заплывай за поворот, не выходи из бухты – как возвращаться будешь с ветром в морду, разбивая мелких баранчиков, стадом тебе навстречу?

И качаешься, лёжа на спине, – направо поплыть, налево...

Облачные глыбы всё выползают из-за зелёных холмов, и вот уже в небе огромный белый пёс с поросячьим носом, – и только подумаешь, что хочешь такую картину домой, на стенку, как нос начинает вытягивается, и уже чуть не тапирьим стал.

На волнах качаются посудины – катера и парусники. Одна мощная двухмачтовая шхуна? (не слушала я Ваську, когда он мне объяснял разницу между шхунами, бригами и прочими парусными) решила сняться с места – ну, не то, чтоб сама решила – там всё ж три человека засуетились – два мужика задубелых коричневокожих от соли и солнца – один помоложе, другой постарше, и тётка – чёрт знает, молодая или нет, не меньше мужиков работала – якорь они подняли, паруса размотали – но всё ж начали двигаться на моторе, я даже огорчилась – к тому ж, главный передний парус у них заполоскался, и они его убрали – но сумели повернуть галсами, заглушили мотор, опять подняли парус – и понеслись – как же быстро – раз, и стоило мне погрузиться, проплыть пару минут с маской, как, когда я вынырнула, оказалось, что они в где-то-таме по дороге к острову, чья зелёная заросшая спина перерезает горизонт, и ещё через несколько минут, ушла уверенность, что я вижу именно их...

Вот и смотришь печально – в даль, покачиваясь на мелкой волне– совершенно неизвестные люди, в первый раз увиденный корабль – и не познакомились. Очень это странно – мимо, мимо – сколько всего на ходу, из окна – мимо-мимо. Мимо розовых скал, или голубых, мимо зонтичных сосен и каменных зверей, и облачных зверей – а с берега доносится цикадовый хор. И стаи рыб – одних, других, третьих – золотые полосы, серебряные хвосты, мурена жёлтая с чёрным змеиная разевает злую пасть.

Только вот не ледышками слово «вечность» выкладывать – пусть уж пенным хвостом за катером, увиденным сверху, с холма, из рощи пробковых дубов, – вечность.

***
А Таня влюбилась в живущего в щели геккона. Каждый вечер выходит он на рыжую охряную стену, а иногда и днём – и Таня сидит-глядит, не шевелясь, а когда он уходит – продолжает с надеждой смотреть туда, где только что он был...

***
Пёстрые на горизонте
Судьбы?
Да нет, паруса...
Жадные взгляды...
– Не троньте!
Чёлка. Над чёлкой оса...

Шлёпанье волн под Тулоном.
В соснах и скалах – закат.
Солнечной злостью спалённый,
В прошлом – недавно! – зелёный
Лес, что по склонам и над.
...Плещет на плечи закат.
В дырку закатную вдетый
Высоковольтный кусок.
Чайки горланят: «Ну где ты?»
Волны ласкают песок...

Там – горизонт или остров?
(Несоразмерность строки!)
Старого сейнера остов
В русле безводной реки.
Прошлое слито с грядущим.
(Нет ни того, ни сего!)
Катятся круглые тучи
По головам островов.

Словно спина крокодила
На горизонте пустом
Слабость – слоями – и сила,
Слой (или пласт над пластом) –
Эти обрывы над морем
Жёлтые, серые, на…
Взрезана глупым мотором
Тонет в воде тишина.

Всё это пляшет и плещет,
Всё это – мне или вам?..
Что там такое обещано?
...Плюхнув волною на плечи нам,
Катер уйдёт к островам.
Жадные взгляды...
– Не троньте!
Сдутая ветром оса...
Пёстрые на горизонте
Снуют паруса…

2002, Cavalière
Tags: Васька, Лазурный берег, Прованс, Таня, бумканье, дневник, море, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments