mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Categories:
Мы с Сашкой и с Максом, которому только что исполнилось 11 месяцев, гуляли по вечернему пятничному Парижу.

В эту осень так удивительно, что по вечерам всё-таки темнеет – позвольте, ведь тепло, почему ж темнота сваливается, обволакивает, погружает в восемь часов вечера в ночь?

Найти, где присесть, за какой пустой столик, вечером в Латинском квартале, непросто, в пятницу вечером ещё сложней, а уж если с финской зимонепробиваемой коляской на толстых колёсах, из которой выкарабкивается, вылезая из-под всех ремней, младенец Гаргантюа, совсем трудно. Ведь коляску надо куда-то поставить, по возможности не перегородив тротуар.

Мы прошли по Бюси, отвергая все попавшиеся россыпи столиков – тесно, занято, у Поля, в сетевой булочной, тоже выкинувшей столики на улицу, выпить дают только какое-то фигОвое вино в маленьких бутылочках, как в самолёте.

И тут мы завернули за угол, и оказались перед местом под названием Au Chai de l'Abbaye – в погребе Аббатства. Столик возле здоровой двери соседнего подъезда, свободен, коляской большую дверь забаррикадировуешь не совсем. И у Сашки от взгляда на их карту вин разбежались глаза. Есть мы не собирались, но описание разнообразных бутербродов на тёмном хлебе вызвало отчётливое желание прийти сюда ещё – и их отпробовать.

Сидели мы, вино попивали – два разных, но оба лёгкие красные Луарские, – мы как-то мешали их безбожно, отпивая по очереди то из одного бокала, то из другого – в полном беспорядке – ну, и Макса развлекали, которому совершенно не хотелось сидеть в коляске, а хотелось грызть пепельницу, решётку – ну да мало ли что ещё грызть.

И тут мы увидели человека – он нёс фанерную коробку без одной стенки, а в коробке сидел серый большой какаду.

Ой, bébé – сказал человек, завидев весёлого Макса – Карлуша – обратился он к попугаю – а давай мы ему споём, этому bébé.

– Ля-ля-ля – пропел мужик, чуть приплясывая и покачивая коробку с Карлушей. Карлуша с лёгким запозданием открыл серый мощный клюв – ра-ра-ра – хрипловато пропел он. И опять – ля-ля-ля, и с отставанием по фазе – ра-ра-ра.

Помахали нам рукой и дальше пошли.

Тем временем показались Илья с Софи и с Арькой – они забирались на Эйфелеву башню, пару часов простояв в очереди – дети любят её ещё со своей юной летней жизни в Париже, когда Арьке было два, а Софи четыре.

И мы пошли на автобус на площадь перед Сен-Сюльпис – и фонтан перед церковью изливался подсвеченными струями.

Когда мы вышли на Инвалидах, башня вспыхнула ёлочной игрушкой и пронзила осеннюю вечернюю ночь прожектором.

– Дети, – сказал Илья, указывая на красотку-башню, – я вам рассказывал про гиперболоид инженера Гарина – так вот он перед вами.
Tags: Арёк, Гастерея, Мурёк, Париж, люди, птичье
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments