mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Лето 2000 Gien

Искра высекается из острой смены пейзажа, способа жизни.
То, что в дневниках у Сильвии Плат представляется сродством – желание запомнить и иметь возможность вызвать в любой момент. Однако, увы, не является ещё достаточным основанием для прозы, да и для стихов, пожалуй.
Всё мешающее, раздражающее – машины, паркинги, толпы. Есть места, где удаётся абстрагироваться, но мешает до какой-то степени само сознание близкого их присутствия. Хочется выдрать из пейзажа асфальт и всё с ним связанное. Впрочем, я, как всегда, преувеличиваю.
Клочки юга. Сад с мимозой и олеандрами. Пара олеандровых кустов перед террасой. Мистраль размахивает ветками мимозы. За олеандрами садится солнце. Если смотреть снизу, почти с земли, сидя на полу террасы, то в кустах сверкают ёлочные лампочки. Золотистые огоньки. Смотришь на ёлку прищурившись. Пока помню. А вот в цвете олеандров не уверена – кажется, розовый и малиновый. В спальне с кровати замечательно смотреть на отражение сада в зеркале шкафа. Там  неизвестные мне синие цветы в траве с очень осязаемо видимой зеркальностью зеркала. И в движении сада отражается ветер. Эта безумная средиземноморская растительность. Сочетание сосен с пальмами и врывающееся в эту зелень притушенное сияние бугенвилей и ёлочное олеандров. Цыплячья жёлтость мимозы и увесистая апельсинов. И запах то горячий сосновый, то густой, его раздвигаешь как воду, цветочный. Дюны заросли белыми нарциссами. В общем, ясное дело – божий сад – средиземное море.
С sentier côtier в ветер – пена вокруг скал. Когда тропа выводит на обрыв из леса – ветер-ветрило. А когда ветра нет, где-то там масляное густое, одновременно синее и прозрачное, затягивающее, наполняющее рот слюной при одном воспоминании, из которого стоит выйти, как хочется снова залезть, море.
Острейшее ощущение – высовываешь голову из воды, сдираешь маску – и эта смесь усталости, экзальтации и моря. Оно качает, его синева так темна и одновременно прозрачна, что это трудно совместить. Задираешь голову, чтобы увидеть верхушки скал, уходящих вверх из воды отвесно. Тишина, только вкусный постоянный плеск, никого вокруг. Надеваешь маску, голову в воду, и опять полёт. Рыбы у дна сверкают, как консервные банки. Удивительно приятно встречать осьминогов и кальмаров. Они смотрят большими глазами и меняют цвет, как хамелеоны. И так долго тянут щупальца. И вдруг пропадают в какой-нибудь дырке. Море – это единственное место, где «ехала деревня мимо мужика» становится правдой – невозможно поверить, что качается трава, а не  камни. И этот полёт над травой и камнями, эти серебристые рыбки в синеве, как птицы в небе, а я себе лечу среди них. И слюда, от которой песок делается серебряным. И остановка, раскинув руки, когда паришь. И одиночество, и легкий страх среди скал и мокрого плеска, когда заплываешь далеко.
А цвет неба – тоже густой, и. конечно же, небо сделано из плотного и яркого. И только на обратном пути, доехав до Лиона, вдруг осознаёшь : всё, небо изменилось, стало прозрачным не южным небом, где сидят на голубом ватные облака.
Tags: из окна, море
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments