mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Category:

Рождественское

Последнее время цаплю на нашем пруду я не встречала. То ли неохота ей с бакланами на одной коряге сидеть, с этими птицами, похожими на динозавров с перепончатыми крыльями...

И вот позавчера совсем не на коряге среди бакланов, а под кустом, там где тропинка на лёгком взгорке над водой, вдруг она оказалась – совсем близко – взлетела, нас увидев, – но почему-то не приземлилась, как часто бывает, на другом бережку, а растворилась в сером небе.

И вчера мне не показалась – я-то надеялась, что в предрождественский день порадует меня – но нет – что ей цапле наши человечьи праздники.

А мне вот очень важно, что Рождество – праздник общий, как Новый год и когда-то Восьмое марта.

Ежегодное – протянутое от мокрых опилок на полу в ленинградском гастрономе, от ёлки перед Гостиным, от ёлок, вывешенных за окнами в ожидании – к сегодняшней зелёной траве в тающем инее – на поляне этот иней ещё сверкает белым, а в лесу под деревьями мокрые тёмные каштановые листья.

Вот день рожденья – совсем неинтересно – частный личный праздник, и даже не потому, что радоваться ещё одному прошедшему году – чего? – ведь в конце концов, и Рождество с Новым годом – тоже ещё один прошедший год – просто нет в дне рожденья связи людей и времён – а что, собственно, такое праздник, как не связь, не вечный повтор, не круговорот. Утром выходишь в гостиную в ёлочный запах и первым движеньем зажигаешь ёлку.

А тут ещё и повезло – на каникулах солнечный день, и неделю солнечную обещают, и сверкают крыльями чайки мимо окна.

Вчера я глядела на город сверху из парка медонской обсерватории – вблизи – толпа домиков под черепичными крышами – ты эдакий великанище – перелистываешь книжку с картинками, заглядываешь в чужие окошки.

А дальше город – купол Инвалидов, совсем далеко на холме Сакре Кёр. И неожиданно прямой кусочек реки – мимо Эйфелевой башни. Вдруг я поняла, какие высотки меня бесят, а какие совсем нет – оказывается, мне мешают чёрные – Монпарнасская башня, ещё одно кривое тёмное здание где-то у Жавеля, на Front de Seine. А если белые – то вроде и ничего.

Ёлка в этом году оказалась больше, чем мы думали, выбирая её, – ствол толстенный, здоровенное мохнатое дерево – шпиль почти в потолок упёрся, а ветки распушились упругие – Васька всегда любил, чтоб ёлка переукрашена была – и мы вечно ругались, когда я пыталась не повесить половину игрушек – а на эту ёлищу повесила почти все, и однако – зелени больше, чем игрушек, и один бок совсем почти и не украшенный остался.

А если вдруг из-за пня в лесу выйдет человечек в зелёном колпачке и зелёном камзоле, почешет длинную до пупа бороду, заговорит – удивлюсь? Вишнёвые стволы лучше всех – блестят как леденцы. Если из-за толстенного платана выйдет Васька, если зубастой улыбкой собака Нюша улыбнётся, бросится, как она всегда, на землю, в воздухе все четыре ноги, рот до ушей... Не удивлюсь ни капли.

А юная Катя как в Бретани носилась по пляжу... И почему в предпоследний день её жизни, когда я вела её домой после стрижки, она тянула в закрытую дверь нашей ветеринарки – через каких-то десять лет после той первой Бретани?

Как же мне стыдно перед Васькой, перед Нюшей, перед Катей – перед всеми моими собаками... Перед кошкой Кошкой...

Как не быть Демиургом, пока живой... Но всё равно настигает... Как ни старайся.

Незаданные вопросы, крючки вопросительных знаков... Несказанные слова... Повисает в воздухе рука... Шышел-Мышел-Вышел.
Tags: Васька, Катя, Кошка, Нюша, Рождество, бумканье, из окна, собачье, эхо
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments