mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Categories:
Утки на Сене отъелись, прям как та крыса, что недавно застряла в люке – не туды и не сюды, и доблестным немецким пожарным пришлось её спасать. Ну, не оставлять же погибать медленной смертью бедолагу, громко пищащую о помощи!

Утки жирные живут припеваючи, к прохожим пристают, но вежливо. Стоят люди на нижней набережной, глядят задумчиво в воду – тут и толстая утка вылезает разлаписто, у ног пристраивается скромно, даже не крякает. Но неудачливая утка – люди шли без багета наперевес и даже без булки в кармане. А селезень на берег не вышел, только поглядывал искоса.

А лебеди на этот раз за рекой, у Лувра.

В субботу я лениво шла в смутно-солнечный в дымке день от площади Контрэскарп к Жавелю – километров десять там, наверно, если не пытаться кратчайшим путём.

Утром абитуриенты – четверо мальчишек – двое магребинцев, двое африканцев – поступать в систему alternance на третий курс – три дня в неделю работать, два учиться.
Муна мне недавно сказала – не чувствует она себя родом из Африки, знает, что по географии Тунис в Африке, но Африка – она под Сахарой начинается. По-французски и называется – подсахарская Африка. И северо-африканцы обычно забывают, что и они с африканского континента. Вот сенегальцы, или камерунцы – они из Африки.

Трудно раздавать поступающим в alternance баллы за собеседование. Эта система образования прежде всего рассчитана на будущих инженеров-практиков, на тех, кто определённо не собирается заниматься науками, и скорей всего, не будут выпускники alternance решать сложных концептуальных задач, а будут они программировать, руководить проектами... Бывает, что ребята приходят к нам на третий курс, уже год отучившись в alternance в IUT (в чём-то типа двухгодичного техникума) – с первого курса там так нельзя, а на втором – пожалуйста, учись и работай. Ну, и никому из них не хочется отказывать. Конечно, те, кто уже работает, у кого уже есть профессиональный опыт, и есть предприятие, которое будет продолжать их держать, – у них дополнительный плюс, они уже доказали, что выживают в гибридной системе, и им к тому же не приходится помогать искать нанимателя. Но ведь хочется, чтоб обязательно к нам приняли и африканских ребят, которые первый год во Франции, и им-то как раз надо помочь найти работодателя, – к счастью, студенческая виза работать неполную рабочую неделю позволяет.

А потом под занавес пришёл пятый мальчишка – ну, его я всё-таки уговорила не пытаться поступать в инженерную школу, а для начала сделать licence pro – это тоже вариант техникума. Он пришёл после BTS – практически после ПТУ – его приятель после того же ПТУ у нас уже учится – то-то люди, которые в alternance преподают математику, воют ещё и погромче других – значительная часть студентов не знает ничего – от слова совсем – а ведь наверно, инженерам по сетям, ну, хотя бы в алгоритмах на графах неплохо б разбираться.

В час дня я закончила болтовню и пошла на метро – и вышла не у Жюсьё, как обычно, а за пару остановок до, – пройтись по Муфтарке.

Я шла и щурилась как довольный кот, или может, ящерица, -– жалела только, что зачем-то поутру нацепила куртку...

Столики, собаки, человеки, пары всех видов – мальчик-девочка, мальчик-мальчик, девочка-девочка, и пары – человек-собака. Купила себе не блин, а блинище у северо-африканского мальчишки, который вложил в бретонский гречневый блин средиземноморское содержание – фету, жареные кружки баклажанов, лук, помидоры. Я его еле доела – такой громадный. И жуя блин, я не зашла в новооткрывшийся магазин медов. Я понимаю, мне рыночный продавец медов объяснил с год назад, откуда берутся мёды всех видов и мастей – поставил ульи рядом с авокадо – будет авокадовый, поставил рядом с каштаном – будет каштановый – но всё равно я балдею от изобилия цветочных и древесных названий на банках – с мёдом всех оттенков жёлтого – от лимонного до густо-каштанового.

На тротуаре возле аптеки лежала непомерных размеров овчарища. Иногда голову поднимала и оглядывала окрестности победительным взглядом. Может, и вправду владелица улицы Муфтар?

А на нижней набережной в суете самокатов, пешеходов, велосипедов, рядом со столами, где играют в шахматы и теми, где в пинг-понг, на набережной, где нынче даже можно получить боксёрские перчатки, – и тётенька боксировала с дяденькой, – на уходящей вверх стенке среди всяких прочих сообщений было написано: «Настя, ты такая одна».

У Жавеля я села в поезд – 10 минут – и в Медоне, лениво думая, что в 25 лет казалось – три года будут тянуться вечно, и можно совершенно не беспокоиться о том, что будет через три года, через пять – будто так далеко «через три, через пять», что и не наступят, вечно длиться будут три и пять, и – заглядывая за горизонт – было совсем непонятно – а как живут те, кому осталось впереди куда меньше, чем позади – и вот же, как странно, войдя в эту категорию, живёшь в общем-то так же – не ощущаешь, как этой жизни осталось мало – и так же не заглядываешь в через три и через пять, правда, теперь от страха – и теперь точно знаешь, что – вздохнуть не успеешь – и три-пять корова языком слизнула...

А вишни цветут так, что на ветках места нет не белого, голого. Вот ведь деревья – тыкали голыми ветками  в небо, и вот слепят белизной – и каждый год так.
 
Tags: Париж, бумканье, дневник, звериное, из окна, птичье, рабочее, студенческое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments