mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Categories:

Мы с Машкой и Бегемотом на Корсике

В субботу мы выехали из дому лениво, в середине дня, бодро доскакали почти до Лиона, чуть-чуть не доезжая, свернули с автострады по направлению к деревне, где мне телефон услужливо подсунул гостиницу – и в попали в уютные зелёные лесные холмы – в горки Божоле.

Деревенская полупустая гостиница оказалась милой – почти пустая – по словам хозяйки в свадебный майский сезон у них бывает много народу – а тут – какие-то ребята приехали на деревенский праздник, кто-то из Лиона на викенд погулять, и вот мы по дороге...

В воскресенье утром мы встали раньше всех и в одиночестве наслаждались завтраком, – и круассанами, и булкой с маслом с вареньем, и кофе из очень достойной кофейной машины – сама мелет, сама варит.

Потом выехали на автостраду в Тулон – и очень быстро поняли, что неразумно нам в Тулон по автостраде – паром на Корсику отходил в десять вечера, и времени у нас был вагон и даже маленькая тележка.

У меня давным-давно слегка свербит – вот бы проехаться по всей стране по мелким дорожкам.

Вот мы и решили, что мы вполне можем себе позволить прокатиться по маленьким дорожкам хоть чуть-чуть.

GPS нам в помощь, – когда мы попросили его избегать любых автострад, он повёл нас по лесам и полям, через деревни, по холмам. Потом мы всё-таки вергулись на автостраду, потому что решили, что не хотим забираться в горы, а между нами и морем – они-таки есть. Так что по сути по дорожкам мы прокатились совсем немного.

Ночной паром на Корсику впечатляет. За два часа до отплытия нас скопилось целое море машин – казалось, что не может быть такого корабля, в который все мы поместимся. Долго стояли, заполнив асфальтовое поле. В каждой второй машине собака. Пока ждали, многие с собаками прогуливались, и невежливая Таня из машины облаивала проходящих на четырёх лапах. Небось, люди без собак на Корсику скорее летят, а не плывут.

Задолго до отправки мужик в стоящей рядом с нами машине зачем-то решил включить мотор – и ни фига.
Надо сказать, что я страшно завидую урождённой французской способности не паниковать из-за неприятностей – кабы с нами такое – мы бы уже орали друг на друга, бесились, пугались – а мужик нашёл каких-то портовых работников, жена его улыбалась довольно спокойно. Появились в помощь и совет люди из других машин, – пришли к выводу, что аккумулятор мёртвый. И ничего – притащили портовые работники прибор – аккумулятор к нему подключили – и оживили.

Так или иначе, при том, что явиться на погрузку надо не позже, чем за два часа до отплытия, грузиться мы начали за полчаса – и вот ведь чудо – паром отплыл вовремя – под его страшнейший железный скрежет и покрикиванье итальянской команды – после Корсики он плыл на Сардинию – мы очень бодро загрузилисись.

А ночью была не то, чтоб буря, но свежий ветер, качка, по громкой связи всем строго указали – на палубу не ходить, через борт не перевешиваться – кто не спрятался, корапь не виноват!

За окном в полной тьме мелькали белые буруны.

Утром нас жестоко разбудили, и мы стояли в паромном брюхе – большой толпой, где собак было чуть не столько же, сколько людей. Собаки в полшестого утра помалкивали, и лишь какой-то кот возмущался, напоминая мне о том, что я бессовестно не взяла с собой Гришу.

И вот в 6 утра мы выкатились в Аяччо.

И даже нашли булочную с круассанами и кофе.

И поехали на юг по берегу – в дом, адрес у которого по деревне Coty-Chiavari – до которой от нашего дома – ну, вообще-то 10 километров по серпантинной дороге и метров 500 вверх. Хозяйка по телефону сказала мне, что в деревню можно сходить пешком, но ей трудно оказалось объяснить мне, как эту дорогу найти, и ещё я так её поняла, что за час до неё дойдёшь.

Вот мы и пошли по тому, что показалось нам тропой – а на самом деле ломанулись через макИ – вот в которых французские партизаны во время войны сидели – через лес с густым подлеском, через колючие кусты, через дрок и лаванду. Колючки хватали нас за руки и за ноги – и очень быстро стало ясно, что никакая это не тропа, что ступала по ней не нога человека, а копыто кабана (нам строго-настрого велели закрывать калитку в уступчатый сад на склоне – иначе кабаны точно ночью явятся). Ну, кое-как спустились вниз по своим следам – и отправились к морю, к длинному бело-песчаному пляжу, где в честь пасхального понедельника был кой-какой народ, я полезла в воду – ну, сначала мне показалось, что в зобу дыханье спёрло – но выяснилось, что за три минуты привыкаешь, – в общем, Машка тоже за мной полезла, и вдруг оказалось, что в пятнадцатиградусной воде (судя по интернету, я-то думаю, что побольше) купается куча народу, и не только дети.

Потом мы съездили по верхнюю деревню, поёживаясь от неуюта – 10 километров, вроде бы, а очень долго, – через страшноватый лес – с огромными эвкалиптами – всё казалось, что появится дом людоеда – впрочем, изредка попадавшиеся встречные машины пострашней дома людоеда будут.

В деревне, как водится, список погибших во всех войнах двадцатого века, и конечно же, - библиотека – куда ж деревне без библиотеки.

Завтра, увы, обещают дождь... Отнимет от прогулок денёк.
Ну, а Корсика, что там Корсика, вот так Корсика – море синее, песок белый, как на тропических островах, горы в зелёных шкурах, цветёт всё, что может и не может, даже почему-то мимоза одновременно с сиренью и белой акацией. И прекрасное приморское растение карпобротус – ну как может лиловый и белый большой, по виду махровый ромашковый, толстолистный цветок иметь такое бюрократическое имя?
Tags: Корсика, бумканье, дневник, люди
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments