mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Categories:

«Как тяжёлые бочки, спокойные катятся дни.»

Вчера в первый в Бретани жаркий день мы поехали гулять на огромный песчаный пляж, который целиком исчезает в прилив – до поросших осокой и прочей травой дюн.

А за дюнами удивительная местность – протоки, озерца, камыши, кусты – запутаешься в два счёта, коли попробуешь там без тропы бродить. Но тропа есть – то она прямо под высокой дюной, то сворачивает, выходит на берег какого-нибудь озерца, то идёт между двух холмиков по дну долинки среди кроличих угодий и парадных входов в норы, и на глине таких ясных цапельих следов.

Но по тропе мы не пошли – слишком было жарко – пересекли её по дороге от машины к морю, и потом я полюбовалась на неё сверху с дюны – как на ладони тропа. Сделали зарубку – обязательно приехать – в нежаркий день. Вчера мы, то и дело плюхаясь в море, в мелкие волны, шли вдоль воды.

По дороге от машины мы через мостик перешли протоку, где мирно плавали вполне банальные уточки, и, как всегда стройно и нежно, пели лягухи. Таня решила испить водицы из протоки, но только она опустила в воду нос, как из камышей выпрыгнула очень страшная лягушка – тут уж не до питья – ноги бы унести!

На обратном пути она всё-таки опасливо попила из этой протоки – лягушка не появилась, зато из-под мостика выплыл молодой худенький ужонок. Впрочем, его Таня не заметила. Его испугалась я, но Машка сказала, что она ужа от гадюки отличает твёрдо.

На песке уймища чаек и куликов. Чайки вели между собой беседы на своём богатом немного мяукающем языке. Были они настолько ленивы, что при нашем приближении в воздух практически не поднимались, а Тане в жару было лень их всерьёз гонять. Так что они почти из-под лап лениво взлетали, отлетали на пару метров и опять устраивались на собрание.

А всерьёз нам повезло, когда мы уже в машину садились. Я заметила совсем низко летящих очень странных белых цапель – они летели, как положено цаплям, вытянув ноги и шеи, но вот носы-клювы у них какие-то были удивительные – длинные, но не тонкие, а расширяющиеся, превращась к кончику в такую толстенькую плоскую лопатку.

Машка удивительным образом знала, что это – колпицы. Вернувшись домой, мы разыскали их в сети – по-французски они называются очень понятно – la spatule – то бишь лопаточка для переворачиванья на сковородке. А по-русски непонятно – почему колпица? Выяснили, что живут они повсюду в южно-средней полосе, в России в Манычских болотах возле Ростова – Васька вечно рассказывал про Маныч, про то, какие там протоки, в которых заблудишься на лодке, как нефиг делать, – среди камышей в рост. И про камышовых котов, которые там водятся, и как один утку у них украл, дядькой добытую. В детстве он там с отцом и с дядькой-охотником на лодке плавал, и потом, когда в приростовских станицах в школах учительствовал, тоже на Маныче бывал. А во Франции вот в приморских прудах живут в Камарге и в Бретани. На зиму в Африку улетают.

Только, хоть и живут они вроде как повсюду, на свете немного колпиц, потому что человек довольно сильно попоротил их пруды и болота, и вроде бы, в начале двухтысячных по всей Европе их насчитали от 8500 до 15000. А про Францию сказано – несколько пар в Бретани и в Камарге. Так что нам просто очень повезло. Аисты этим колпицам кузены.

Сегодня из-за жары мы решили погулять на закате, а днём отправились купаться на довольно закрытый небольшой пляж по соседству.

На пляже очень заботливый внук, или может быть правнук лет семнадцати, прогуливал бабушку с дедушкой, которым по виду было около ста. Передвигались они оба, опираясь на палку и на руку внука-правнука. А дедушка, опираясь на две палки, даже вошёл в воду...

Я уплыла на час с масколастами. Вода, наверно, градусов 19-20. В общем, час можно выдержать, слегка поджимаясь. И опять везение. Вода была редкостно прозрачной. Стаи больших рыб, баров, дорад, ходили подо мной. Качались огромные и разнообразные подводные леса – широколиственные и мелкоигольчатые. Какие-то со дна тонкие высокие кружевные подводные растения метра в два не меньше высотой раскачивали вершинами.

Белые морские звёзды. С красно-железистого потолка глубокого грота, куда я заплыла, капала пресная водичка. Чайки над головой.

А на обратном пути на высокой скале я заметила чайчонка – совсем маленького ещё, серого пушистого, и по форме яйца по молодости. Сидел и рот разевал, явно ждал, пока накормят.
Tags: Бретань, Машка, Таня, дневник, птичье
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments