mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Categories:
Я шла, торопясь, по ночной, хоть и не по-январски, в семь зимних часов улице, – под круглой глуповатой сегодня луной (у неё очень бывает разное выражение лица), по чёрному мазнуло белым – пара секунд ушла на осознание – это был взмах сорочьего крыла.
И зазвучало
***
Пробираемся лабиринтом
Среди ракушек и клешней
Розовых и пятнистых,
И чайки кричат сильней...
Может лето всё ещё тут?
Нет, уже повернуло к нам спину,
Хоть сады под водой и цветут
Картинкой из книги старинной,
Или ковром на стене...
Листья пожухли, как память,
А белая чайка под нами
На зелёном и скользком камне
Отгоняет своих подружек
От добычи. И крабы бродят
По плоским камням, по лужам,
Там, где за рядом ряд
Мидий тяжёлые гроздья
Синие, как виноград.
Чайка сонно клюёт их,
Словно бы от безделья,
И всё это пишет кто-то
Призрачной акварелью.
Над пляжем скала пустая,
И горизонт пустой,
Лишь буранные крылья чаек
Хлопают над зимой.
Из Сильвии Плат в Васькином исполнении
Tags: Васька, Плат, переводы, птичье
Subscribe

  • (no subject)

    Очень, по-моему, умное печальное интервью Цветкова.

  • У Ишмаэля

    Вечер, утра не дряннее, вечер, платежа красней. Оторвавшись от корней и от всего, что знал Линней, по подтайному подснежью, обнажившему нутро, день…

  • У Ишмаэля

    Опять зима. От торжествуя и обновления пути уставший, по полю плыву я, снежком сжимаемый в горсти, по бывшей площади - Исусе! - преображённой в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • (no subject)

    Очень, по-моему, умное печальное интервью Цветкова.

  • У Ишмаэля

    Вечер, утра не дряннее, вечер, платежа красней. Оторвавшись от корней и от всего, что знал Линней, по подтайному подснежью, обнажившему нутро, день…

  • У Ишмаэля

    Опять зима. От торжествуя и обновления пути уставший, по полю плыву я, снежком сжимаемый в горсти, по бывшей площади - Исусе! - преображённой в…