mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Мы с Бегемотом недавно были в гостях у подруги моего приятеля и коллеги Ксавье, старше его на поколение – он у неё учился персидскому языку в Лангзо – в парижском институте восточных языков. Ксавье сначала закончил инженерную школу, а потом решил поучиться чему-нибудь решительно непрактичному, – ну, вот например, персидскому языку. Что и сделал.

Лангзо он не закончил, всякие разные занятия и путешествия по миру его отвлекли, но с Кларис они подружились – лет двадцать назад.

Кларис любит учить и изучать языки – относительно недавно она взялась за русский. Толстого читает. Сказала, что интерес к русскому у неё от бабушки. У бабушки, родившейся в конце позапрошлого века, никакого формального образования не было, а был интерес к литературе и языкам. Ей хотелось русские книги в подлиннике читать, вот она язык и выучила.

Сама же Кларис поняла, что будет в жизни заниматься языками, после того, как съездила с родителями в Италию в тринадцать лет. И по дороге в поезде наизусть учила разговорник. И так выучила, что только она в Италии и разговаривала в гостиницах и в ресторанах. И однажды официант поправил ей ударение. Понятно, что французской девчонке итальянские ударения хотелось ставить на последнем слоге! Почему-то на юную Кларис это произвело очень сильное впечатление, – занятие она выбрала в 13 лет. Ну, и вот профессорствовала в Лангзо. Теперь на пенсии. Самым разным занимается, включая создание весьма причудливых скульптур из камушков.

Весёлая, с очень подвижным лицом, худющая. хохочет так, что стенки трясутся. Она недавно совершенно случайно прочла книжку Синявского «Иван-Дурак», вот ту, где из личного опыта Синявский пишет про то, что у леших пробор не как у людей. То ли у леших справа, а у людей слева, то ли наоборот, я уж забыла, – даже где у меня пробор, когда в парикмахерской спрашивают, не могу ответить, и вот забыла, где у Синявского-лешего. Пришла она от книжки в полный восторг, тут же кинулась читать другие книги Синявского, но не художественные, –литературоведческие, политические. Я ей сказала, чтоб она непременно взялась за художественные и прежде всего прочла про Пхенца, про бедолагу-инопланетянина, проживавшего в московской коммуналке.

Кларис подарила нам свою недавно вышедшую почтенного вида книжку про разные виды письменности, – ох, не уверена, что я её прочту.

Сидели мы в её маленьком совершенно заросшем садике за домом, в дальнем от нас пригороде, – наш Медон на юго-западе, а она в Фонтене-су-Буа, на востоке – попивали эльзасское белое – ну, и я опять как вшивый о бане – стая попугаев над заросшим садиком средних широт пролетела, на закате в прозрачном небе зелёные попугаи в золотых солнечных бликах.

Эльзасское белое – дань происхождению – она эльзаска из Страсбурга, и историю семьи знает, начиная с семнадцатого века. Вот ведь бывает!

Фамилия у неё совершенно немецкая. С одной стороны её предки – эльзасцы-протестанты, а с другой – евреи, принявшие сначала в семнадцатом веке католичество, а потом протестантство.

Про с детства известную из «Трёх мушкетёров» осаду Ля Рошели она рассказывала очень пристрастно, с протестантской точки зрения.

Сказала, что для протестантов жениться на еврейке было куда как допустимей, чем на католичке. Протестанты и евреи ощущали определённую мировоззренческую близость.

А самая её интересная история была про деда, который в войну 14-го года был совсем молодым человеком и жил в Эльзасе, отошедшем Германии после франко-прусской войны. Юный дед хотел, чтоб Эльзас опять стал французским. По этому поводу он изготовил поддельные документы со своей собственной фамилией, перешёл французскую границу и по этим поддельным документам пошёл во французскую армию, и провоевал всю первую мировую. Остался жив. А Эльзас и в самом деле отошёл Франции.

А ещё у Кларис совсем странное увлечение – она обожает варить варенье, при этом есть она его не может, у неё диабет. Но варит и дарит! И варит не просто так – целое театральное действо устраивает. Ездит на дешёвый рынок возле Бастилии, marché Aligre, знакома там со всеми продавцами фруктов. Они по большей части из Северной Африки и по загадочным причинам принимают её за еврейку из Алжира, во Францию приехавшую с мужем. Она с ними договаривается, чтоб ей давали знать, когда появляются сицилийские абрикосы, провансальская черешня... Сказала, что особенно трудно добывать чёрную смородину. Ну, тут мы её поразили в самое сердце, рассказав, что на нашей придворной ферме чёрной смородины сколько хочешь, и красной тоже, и крыжовник есть. В общем, я ей пообещала, что в июле мы возьмём её туда на сбор ягод. Но, конечно, там не так интересно – ну, собираешь – это не то, что с торговцами на базаре дружить...

Её сын, с которым мы, когда в прошлый раз у неё были, познакомились, в этот раз собирался тоже приехать, но не доехал. Он художник – началась его карьера с того, что в его детстве они ходили по воскресеньям в зоопарк в Венсенском лесу и рисовали зверей, и даже он выиграл какой-то конкурс – за портрет кенгуру. Оказывается, жирафа рисовать просто, а кенгуру гораздо сложней. Чуть ли не первое задание, когда он поступил в высшую художественную школу, было – пойти в зоопарк и нарисовать кенгуру – так что у Адриана уже был опыт.

А ещё мы с ней обе нежнейшим образом любим коров. При этом Кларис мне сказала, что она познакомилась с ними не в самом раннем детстве. Семья была сугубо городская. И в раннем детстве она видела коров исключительно из окна поезда. И только, когда Кларис была уже подростком, семейство решило каникулы в эльзасской деревне провести. Она, как и я, влюбилась в больших нежных зверей с мягкими носами и глазами с мировой скорбью, и решила почитать им стихи – Верлена, Бодлера, но – коровам не понравилось – сказала Кларис огорчённо... И добавила, тоже огорчённо : «а вот Адриан, он коз любит»
Tags: глупсли, звериное, истории, люди
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • В лесу Рамбуйе неделю назад

  • (no subject)

    В Люксембургском саду мальчишка лет трёх в зелёных резиновых сапогах шлёпал по лужам – ни одной не пропустил – с наслаждением втопывал в каждую…

  • У Ириса

    Пойдём, душа моя, за гаражами Побегам с самодельными ножами. Посмотрим в луже как шипит Челябинский карбид. И будем мы по два с сиропом. Уйдём с…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments