mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Category:
Я посмотрела Вайдовских «Бесов». Нормальные люди видели этот фильм в девяностые, а я вот только сейчас, что, впрочем, часто бывает с такими, как я, –стремительными домкратами.

Впрочем, начать надо не с того – пожалуй, начать надо с того, что «Бесов» я не читала (и не буду). А уж если совсем с начала – я не люблю Достоевского, нет, я его не выношу, на физиологическом уровне не принимаю. Не сочувствую ни его положительным героям, ни отрицательным – никому – ни Алёше Карамазову, ни Сонечке, ни Раскольникову, ни Свидригайлову.

Есть, конечно, исключение ¬– князь Мышкин. В школе с любимой подругой Олей мы обзывали друг друга «Шестой том Достоевского». И читали этот том не по одному разу. И слушали голосом Смоктуновского на пластинке.

И «игумен Пафнутий руку приложил» – до сих пор в ушах.

Может быть, надо попробовать его опять прочесть… Вдруг смогу?

Я попробовала перечитать «Братьев Карамазовых» и сломалась на русских мальчиках в трактире – не могу я это читать, и про слёзки ребёнка не могу.

Кажется, Толстой говорил про Леонида Андреева – «он пугает, а мне не страшно». Вот у меня так с Достоевским. Мне неинтересен вопрос о твари дрожащей, и буханье на колени на площади довольно отвратительно, и топор, впрочем, тоже не лучше.

Достоевский – великий писатель. Стулья можно и не ломать, но великий, нет в этом сомнений ни у кого. И я безусловно согласна, что великий.

Вроде, какая-то была давняя история про какого-то дяденьку, который посмотрел на Сикстинскую мадонну и изумился: о чём сыр-бор?

И дескать, услышавшая об этом Раневская справедливо сказала, что Сикстинская мадонна стольким нравится, что явно без любви этого дяденьки обойдётся.

Так и Достоевский – явно обойдётся без меня.

В моём детстве не было: «Кофе, кошка, Мандельштам», или «чай, собака, Пастернак», где я, конечно, прохожу по второму разряду, но кофе, кошку, Мандельштама тоже подавай. Однако было: Толстой или Достоевский. И вот тут – и Войну и мир и Анну Каренину бесконечно могу перечитывать, и даже эпилог, ничего не пропуская, и при том, что местами знаю почти что близко к тексту – всё равно, когда давно не перечитывала, как-то начинает чесаться, что пора открыть. У Толстого я могу читать даже собачий бред – «Крейцерову сонату» и «отца Сергия», про которого папа пожимал плечами: «а чего он отрубил палец-то?» Мне всё равно интересно!

Да, так возвращаясь к «Бесам» ,– отличный фильм, хоть и страшненький. Со всех сторон страшненький – бесы, одержимые, градоначальники, пожар… И Шатов – эдакий Макар Девушкин…

Я не только Достоевского не люблю, я и Босха не люблю, и даже Брейгеля разлюбила, увидев, что не мирное катанье на коньках он нам показывает.

Я вспомнила мемуары Шагала, где он рассказывает, как снимал угол у кожевенного рабочего в Петербурге. И как этот рабочий напивался и гонялся за женой по квартире, чтоб её как следует поколотить. И вот Шагал в задумчивости говорит, что он в Витебске всегда считал, что не любят евреев, а тут понял, что себя не любят ещё сильней.

И от Достоевского, который не любит евреев, поляков, католиков – чужих, у меня возникает чёткое ощущение, особенно после этого фильма, что своих он не любит не меньше, чем чужих, если не больше. Правда, фильм-то Вайдовский, так что вряд ли стоит по нему судить о романе.

Я заранее прощу прощения у моих очень любимых друзей для которых Достоевский – главный писатель. Вот как для меня Толстой.
Tags: бумканье, кино, литературное, рецензии
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Рассказ Дмитрия Данилова

    Встал в четыре тридцать утра, вызвал такси, доехал до Ленинградского вокзала, сел в поезд «Сапсан», поехали. За окном темно, но, поскольку по этой…

  • (no subject)

    Я нашла попугайское перо – ну, если честно, не перо, а всего лишь пёрышко – скромное маленькое, зато зелёное с жёлтым, переливчатое. Оно было…

  • (no subject)

    Из автобусного окна возле ворот Сен-Клу, неподалёку от парка, из которого когда-то украли госпожу Бонасье, я увидела пару молодых худощавых платанов,…

  • Сегодня у Ишмаэля

    Последние времена - они же понедельники - наступают в четыре ряда. Всё натворили мы, божьи подельники, мирные дети труда. Вынесли всё, жертвы были…

  • (no subject)

    Дождик идёт январский, ёлка осыпается, но всё равно пахнет – пройдёшь мимо, и прям нос шевелится в смеси предвкушения и печали. Послепраздничное…

  • (no subject)

    Я уже давно знаю, что 31-го декабря лучше всего гулять - долго-долго до приятнейшей усталости - по лесу, по горкам, по морю... И первого…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 69 comments

Recent Posts from This Journal

  • Рассказ Дмитрия Данилова

    Встал в четыре тридцать утра, вызвал такси, доехал до Ленинградского вокзала, сел в поезд «Сапсан», поехали. За окном темно, но, поскольку по этой…

  • (no subject)

    Я нашла попугайское перо – ну, если честно, не перо, а всего лишь пёрышко – скромное маленькое, зато зелёное с жёлтым, переливчатое. Оно было…

  • (no subject)

    Из автобусного окна возле ворот Сен-Клу, неподалёку от парка, из которого когда-то украли госпожу Бонасье, я увидела пару молодых худощавых платанов,…

  • Сегодня у Ишмаэля

    Последние времена - они же понедельники - наступают в четыре ряда. Всё натворили мы, божьи подельники, мирные дети труда. Вынесли всё, жертвы были…

  • (no subject)

    Дождик идёт январский, ёлка осыпается, но всё равно пахнет – пройдёшь мимо, и прям нос шевелится в смеси предвкушения и печали. Послепраздничное…

  • (no subject)

    Я уже давно знаю, что 31-го декабря лучше всего гулять - долго-долго до приятнейшей усталости - по лесу, по горкам, по морю... И первого…