mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Categories:

ещё о тараканах

Вслед вот этому

Во Флориде по домам ходили морильщики тараканов - не помню уж, раз в месяц, или раз в неделю.

Дело в том, что из-за отсутствия зимы насекомые там никогда не вымирали.

Никакие. Невозможно было избавиться от блох. Блохи были не противные, просто кусачие. Однажды моя ученица (я во Флориде немножко подрабатывала уроками русского языка) подпрыгнула на диване, укушенная блохой. Мне стало очень стыдно, но ученица сразу меня успокоила - у них так же.

Собак атаковали устрашающие паразиты - самые страшные назывались "сердечные глисты". Кто они такие, и действительно ли заводятся прямо в сердце, я так и не узнала, но у нашей собаки по имени Собака, которую мы подобрали на Ки Вест, где она бездомно шлялась перед нашей гостиницей, эти сердечные глисты были.

Когда мы привезли Собаку домой в город Гэйнсвил, выяснилось, что она беременная, и что у неё сердечные глисты. Сделать аборт Собаке было несложно и не слишком дорого, а вот сердечные глисты выводили с некоторыми мучениями - три раза оставляли её с ночёвкой в ветеринарной клинике.

Тараканов морильщики усердно изводили, но всё-таки кое-какие оставались, и Джейк гонялся за бедными выжившими с антитараканьей пшикалкой наперевес.

Был у нас в Гэйнсвиле приятель - очаровательный человек по имени Джим Моррисон.

Джим был профессором политических наук и главным специалистом по Польше, проводил всё лето в Кракове в американском польском центре.

Было ему тогда около пятидесяти. Маленький толстенький и жизнерадостный Джим очень любил разных женщин и всем любимым женщинам, если они того хотели, делал детей. Старшая дочка у него жила в Польше и к тому времени вышла замуж, а младшему сыну было четыре месяца - он был от последней жены - симпатичной голландки, с которой Джим и жил во Флориде. В середине было ещё много детей. Двое мальчишек, десяти и восьми лет, от жены-американки жили с Джимом и с его голландской женой.

Из-за такого изобилия детей Джиму не хватало его профессорской зарплаты, и он вечно сидел без денег. Дом его представлял собой эдакую симпатичнную свалку - книги на полках и на полу, деревянные фигурки из Польши. Всё перемешано, всё вверх дном. Когда приходили гости, с трудом удавалось освободить большущий стол в гостиной, за которым и ужинали.

Джим не пускал к себе тараканьих морильщиков, противно ему было их видеть.

Как-то раз сидели мы у него большой толпой, дело было на День Благодарения, ели индейку с клюквенным соусом, сладкую картошку.

Болтали. Всё чин чином. И - "Вдруг из подворотни страшный великан, рыжий и усатый та-ра-кан!"

Ну, не из подворотни, конечно, а просто возник неожиданно на стене - громадный,с половину ладони длиной, и усами шевелит.

Никакого отвращения этот та-ра-кан не вызвал, скорее уж уважение - сидел на стенке и поводил усами, жучище эдакий.

Все замолкли и стали на него смотреть. Таракан оглядел общество, ещё раз приветственно взмахнул усами и удалился.

Разговор возобновился.

(Ещё о жизни во Флориде )
Tags: истории, люди, пятна памяти
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments