December 30th, 2004

вот что я только что узнала, благодаря bekara

Ребята, сегодня - Международный День Биологического Многообразия.

Это ж какой праздник!

Карнавал бы устроить, и всех-всех-всех пригласить!

И запляшет лев с лягушкой.

И баба Яга непременно придёт, и Кащей, а уж русалок будет видимо-невидимо.

И моя любимая Strega Cattiva непременно почтит присутствием. И даже Orco Peloso (то бишь волосатый людоед), наверно, не откажется показаться.

И я наконец подарю своей кошке модельные туфельки, чтоб была она не хуже Кота в сапогах, и даже не потребую, чтоб она мне за это царство добыла.

И Серый Волк с Красной Шапочкой будут.

И ослы славу по нотам споют.

А соловей наконец запоёт для свиней, и крокодил Гена подыграет ему на гармошке.

Новый Год. Шестидесятые.

В детстве ёлку покупали за неделю до Нового Года. Вывешивали её на мороз за окно. Удивительно, но эти прицепленные к окнам ёлки не падали прохожим на головы.

За приличной ёлкой надо было, как водится, побегать. По городу ходили и будоражили умы разные истории. Например, про то, как какой-то счастливец получил у милиционера роскошную конфискованную у браконьеров ёлку в обмен на индийский презерватив. Один?

Наряжали 31-го, часов в 5. Ритуал - сначала поспать днём, а потом наряжать.
Папа открывал окно – запах и жгучий холод – нас с сестрой, как малолеток, кажется, гнали из комнаты.
Сначала игрушки - стеклянные, но иногда совсем не хрупкие – как-то ночью огромный вульгарно раскрашенный розовый шар со стуком упал на письменный стол и не разбился.

Повесив игрушки, присыпАли ёлку седой шерстью, которая называлась «волосы феи».

Дед Мороз приходил примерно в это время. Иногда он звонил во входную дверь. Бежали открывать, а там – расшитый мешок под открытым лестничным окном. Один раз он закинул мешок в окно в сортире – в нашей маленькой трёхкомнатной коммуналке (всего одни соседи, и нас пятеро в двух комнатах) сортир, конечно, не тянул на танцзал, но кабинетом или там будуаром мог бы и послужить, и окно там было большое. Так что иду я пописать и застаю открытое окно, а под ним, ясное дело, мешок.

В Новый Год можно было не спать (о утерянное детское счастье – радоваться праву не спать!) и давали шампанское (теперь я его совсем не люблю). Всегда приходили гости.

Как-то раз под тарелки подложили текст «в лесу родилась ёлочка», чтобы хоровое исполнение прошло без сбоев. Иногда среди ночи с пением и плясками, в карнавальных костюмах, бегали по лестнице и звонили в соседские двери – соседи радовались и приглашали выпить.

Всегда хотели, но ни разу не осуществили – пройтись по Невскому на лыжах, по только что выпавшему новогоднему снежку.

забавные вещи узнаёшь иногда из самых неожиданных источников...

В роскошно изданной книжке "Pirates et Corsaires", которую написали Olivier и Patrick d'Arvor, говорится, что знаменитый пират Jean Laffite (почему-то с одним t), родившийся во Франции и проживший значительную часть жизни в Америке и на тропических островах, пожертвовал деньги на издание "Коммунистического манифеста". В 1815 году доблестный пират получил амнистию от американцев за участие в битве при Новом Орлеане (успешно бил англичан), что не помешало ему продолжать пиратствовать на островах. Умер он в 1854 году.
Может, он на французское издание деньги пожертвовал? Первое было по-немецки в 1848 году.