July 12th, 2005

Рим 4 (продолжение)

Помещу всё-таки «открыточный» Замок Ангела – перестроенный мавзолей Адриана.

Говорят, дело было так. В 6-ом веке во время эпидемии чумы в Рим прилетел Ангел, сел на шпиль мавзолея, вложил меч в ножны и прекратил чуму.

Конечно, жители сначала постарались – вышли на улицу торжественной процессией и обратились в Деве Марии.

Мост, ведуший к Замку Ангела, – из самых древних.



Мы перешли через мост – сначала прошлись чуть-чуть по широкой и длинной автобусной улице via Vittorio Emmanuele.


Collapse )

Абитуриентское (в этом году ВСЁ – уфф)

Последние собеседования были неделю назад.

Разговаривала с двумя ребятами из Румынии. Один приехал во Францию в 7 лет, а второй всего 4 года назад – семейство выехало на маме, нашедшей работу в Париже.

Первый говорит по-французски, естественно, идеально, второй – хуже, чем я бы ожидала от подростка, прожившего в стране 4 года.

Так вот общего между ними – напор и жёстко выраженные даже не желания, скорее требования к жизни.

Оба твёрдо знают, что хотят обязательно открыть свои фирмы, причём быстро, оба ищут рентабельности в обучении – расспрашивали о программе с позиций пользы для осуществления своих планов, без лирики.

Мне стало очень интересно, – совпадение, или эта вот жёсткая целеустремлённость и нацеленность на бизнес – характерная черта выходцев из восточной Европы, получающих инженерное или коммерческое образование (ясно, что ребята, которые наукой хотят заниматься, другие)?

А после этих ребят поговорила с мальчиком с Корсики, который очень аппетитно рассказал, как водит детей по горам (ребята-старшеклассники любят работать вожатыми, диплом специальный для этого получают), как на Корсике летом важно иметь запас воды, как воду ищут, какие признаки близости родника.

Ещё была очаровательная девчонка с Гваделупы – раскованная весёлая чёрная девчонка. Я у неё спросила, как же это она от моря оторвётся и переедет туда, где придётся зиму терпеть.

А она мне ответила, что только что ужасно обрадовалась, встретив в коридоре девочку из своего лицея – нашу второкурсницу.

Я впервые вела собеседование с американцами – двое наших преподавателей английского – американцы, одна – англичанка.

Больше всего американцы боялись, как бы абитуриент не подумал, что его недостаточно ценят и любят.

Они просто страдали, когда я к какому-нибудь обормоту, которому не собиралась отказывать, приставала по поводу его неважных оценок, или отсутствия интереса к наукам.

«Ведь он же может подумать, что мы его не ценим»