July 16th, 2006

(no subject)

Мы жили в Бретани там же.

Только вот два года назад первой нас встретила соседка - корова Lilas - Сиренька то бишь.

Она паслась на полянке за низкой изгородью, между пальмой и розовыми кустами. Утром из огромного коровника, в котором Сиренька была последней обитательницей, её выводила пожилая тётенька.

Сиренька уже не давала молока - после 11-ти лет запрещено - жила на пенсии - ела травку, брала у меня из рук сухарики, нюхалась через забор с Катей.

В этот раз соседи только изредка подавали признаки жизни - из трубы коровника иногда валил дым - возможно, сжигали слои навоза, чтоб превратить старый коровник в элегантное жильё - не знаю - люди на полянке не появлялись.

Сиренька была любимой коровой, это было видно по обращению с ней тётеньки, только вот я не решилась спросить, что будет зимой. Я уже знала, что летом на лугах держат коров-пенсионерок, а вот зимой - дорого это...

Тарзаниссимо сказал, что коровья душа ушла в траву - наверно.

Мне всё кажется, что я живу в таком огромном прозрачном шаре с воздушными стенками, и в нём все, имеющие ко мне отношение - звери, люди, может, и камни тоже.

За пределами - такая плоская картинка с вырезными силуэтами.

А внутри шара - единственное доступное мне бессмертие.

И если каждый окружён таким вот прозрачным шаром, и стенки шаров прогибаются, и входят друг в друга, и над землёй висят такие вот пересёкшиеся, вошедшие друг в друга шары...