February 27th, 2007

(no subject)

Перебираю куски памяти.

Мне они твёрдыми кажутся – такими, что можно взвесить, из руки в руку перекинуть.

Собственное и услышанное.

Говорят, что когда мне было два года, и мы жили на даче в Пушкине, я отнимала велосипед у старшего меня на год троюродного брата Мишки – отца the_bliu_rabbit.

В результате, папе пришлось потратить стипендию на покупку мне личного транспорта – я даже помню что-то такое красное, трёхколёсное, неуклюжее.

Через год, в Пицунде, я с неменьшим рвением отнимала у Мишки рыжий надувной круг.

И сейчас, глядя на Мишку, вполне можно себе представить, что он не защищал имущества.

Папа поздно закончил институт из-за войны.

В 44-ом из школы попал на фронт военным переводчиком. Поколение, которому повезло – многие выжили.

А немецкий он выучил из упрямства – где-то прочёл, что Гейне – великий поэт, открыл переводы – ужасно. Решил узнать, как это по-настоящему.

В 45-ом был Берлин, – совсем мальчишка, кончилась война, вольная жизнь – без семьи, без особых обязательств, с деньгами. Переводчик при штабе.



Роман с немкой. Познакомились на танцах – сначала дикое возмущение – «я с оккупантами не танцую».

Снимал квартиру у владельца маленькой типографии – кажется, с одним наёмным рабочим.

Однажды квартирохозяин собрался в театр, но у него шляпы не было. «Не могу же я идти в кепке, как какой-нибудь пролетарий!» - одолжил шляпу у папы.



Collapse )