March 27th, 2007

новости

Сегодня утром увидела на моём любимом ближнем тополе, том, что я вечно фотографирую, раз уж он прямо за окном и подставляется, не слишком аккуратное гнездо – взлохмаченное, прутья торчат, как дикобразьи иголки, зато просторное.

Недавно на моих глазах деловая сорока подлетала к этому тополю с веткой наперевес, и вообще вечно они болтают на заоконных тополях, в воскресенье завтракаешь у открытого окна и слушаешь сплетни дурацкие. Но стоит только с аппаратом подойти – врассыпную, хоть сто раз им говорила, что не пойду доносить про ложечки, да и вообще после Жана Вальжана во Франции, кажется, закон есть, что если голодный еду украл, так и судить его не за что – ну, а сорокам чем кашку детскую мешать, ежели не крадеными ложечками, в магазине фиг им продадут.

В общем, предвкушаю – вся теперь сорочья жизнь у меня перед глазами будет – даже и не в замочную скважину, а в собственное окно буду глядеть, секреты узнаю...

(no subject)

В очень мной любимой «Саге о Форсайтах» средних способностей художнику –молодому Джолиону – один критик даёт добрый совет: выбрать тему и работать в ней, тем самым отчасти компенсируя некоторый недостаток оригинальности – чтоб работы узнавали не по стилю, который не слишком отличается от многих прочих, а ещё и по тематике.

Сначала Джолион обижается, забывает неприятные слова, но потом замечает, что стал незаметно так и делать – что желание создать серию этюдов – времена года в лондонском ботаническом саду – не само по себе у него возникло.

......


Вот и мне иногда хочется выбрать тему – непонятно только для чего – для фотографий, для графомании? Скорее всего тут и то, и другое – цель-то одна – так замечательно описанная у Шишкина во «Взятии Измаила» – коллекционировать – не значки, не марки, – ощущения.

Вот например – городское утро. Одинокая чашка из-под кофе на круглом столике уличного кафе; три лайки волокут по тротуару мужика на трёх поводках; в совершенно пустом в восемь утра саду маленькая девочка качается на качелях, – мама стоит рядом и держит рюкзачок, украшенный медведем.

Днём тоже бывает – в садике с пятачок рядом с грядкой нарциссов старик на крыльце самозабвенно наслаждается солнцем, толстая белая собачка не менее упоённо греет бок – только ранний сонный шмель, похожий на толстого рыжего кота, довольно жужжит.

И светло по вечерам. Больше не горит приветливая настольная лампа в домике напротив моей остановки.