April 18th, 2007

В Париже

Неделю назад я поехала домой через город – доехала до Jussieu и увидела напротив метро мою любимую тётеньку, у которой, на мой взгляд, лучшие блины в Париже. Во всяком случае, из тех, что на улице.

Ленивые уличные торговцы обычно напекут гору, а потом только разогревают, а эта тётенька честно плюхает тесто на плоскую сковородку, через минуту переворачивает широким ножом, подсунув под блин кусочек масла, плюхает яйцо, тёртый сыр (я всегда у неё ем блин с яйцом и сыром), спрашивает, положить ли соли-перца, и перца не жалеет.

Круглолицая тётенька с весёлыми чёрными глазами. Когда я бывала в Jussieu практически каждый день, а потом два раза в неделю, я постоянно ела у неё блины. Естественно, в ланчевое время скапливалась очередь, рядом, у других блинопёков, тех, которые с подогревом, никого не было, а у моей тётеньки приходилось минут 15 дожидаться своего вожделенного горячего блина. Приходили с приятелями, в очереди трепались, тётенька, пока блины жарились, болтала – чаще всего про своего сына, куда он летом едет, что у него в школе.

Я не видела эту тётеньку лет 8, не попадаю я в Jussieu в обеденное время, обычно приезжаю вечером. Её уже нету, и будочка закрыта.

А тут и я поехала в город довольно рано, оказалась у Jussieu до шести, и она, наверно, припозднилась. Очереди не было – неедное время, только стояла старушка, облокотившись о будочку. И болтали они о тётенькином сыне, о том, куда он поедет на лето, о его успехах в волейболе. Может быть, это, конечно, другой сын. А может быть, всё то время, что я её не видела, она проспала, и её только недавно поцеловал принц. Кто ж знает? По крайней мере, тётенька не изменилась совсем, выглядела она лет на 35 и выглядит. И блин не изменился – обжигающий и проперченный. Мы друг другу очень обрадовались, заулыбались, закивали.

И я пошла, наслаждаясь блином, к Нотр Дам.

Там время тоже стояло на месте, – катались ребята на роликах, играли дети в песочек, глазели туристы, расцветала сирень и цвели сакуры.

У одного моста саксофонист играл « Les feuilles mortes », у другого – « Summer time ».

И я поняла почему, хотя в Париже туристов, говорят, больше, чем в Риме, в Париже они не очень мешают, иногда даже веселят, а Рим от них задыхается.

Дело просто в том, что около Нотр Дам есть качели и песочницы, и скамейки, и жестяные банки для роликового слалома на мосту, а около фонтана Треви только торговцы кока-колой и пиццей.

В саду на Авентино скамейки и коты, и падают апельсины на землю, и мамы с колясками, и пусть себе бродят туристы, никому они не мешают. И на лужайке с олеандрами около храма Весты едят бутерброды римляне, и на Isola Tibertina загорают и к экзаменам готовятся. Но вот на форуме, на Навоне, у Пантеона, у фонтана Треви – там нет римлян, их оттуда выжили, по крайней мере, в туристский сезон. И честное слово, надо на Навоне сделать песочницу и какую-нибудь детскую горку, – и будет жизнь. Только у фонтана Треви на маленькой-маленькой площади ничего ведь не поместится... А вот у подножья piazza di Spagna вполне можно...

Collapse )