May 13th, 2007

"родила царица в ночь"

Катю и Гришку, а до них Нюшеньку и Кошу, лечит от всех напастей замечательная докторица.

Ветеринарское семейство – папа в круглосуточной клинике неподалёку от нас, у мамы кабинет в десяти минутах пешком, а сын в очень оборудованной звериной больнице чуть дальше.

У мамы с папой недавно в преклонном возрасте умерла французская бульдожка Ирма. И сейчас щениха – опять французская бульдожка – шар с мощным импульсом – Бимба.

У сына была английская бульдожиха, и тоже этой осенью умерла. Незадолго до её смерти он женился, для разнообразия не на ветеринарке, а на инженере-информатике. Жена привела с собой огромную дворняжищу.

Когда бульдожиха умерла, ветеринар-ветеринарский сын стал ходить на работу с одной собакой вместо двух.

А месяц назад появился одиннадцатилетний лабрадор – его привезли на эвтаназию – у маленькой дочки хозяев аллергия (всё-таки, надо сказать, очень жалко, что некоторых людей не эвтаназировали до рождения), – так что теперь собак опять стало две.

И ребёнок вот-вот родится. Трёхлетняя племянница, дочка брата жены, которой объяснили, что в животе у тёти un bébé, радостно воскликнула « Bébé-chien ? »

заоконное

Чёрная туча возникла громом среди ясного неба.

Громыхало с угрожающим урчанием, тополиная башка вместе с сорочьим гнездом моталась в несогласии.

Потом косая стена дождя, - в открытое окно, и фонтанами от карниза. Пол мокрый. По стеклу ползут сияющие капли, но в лес идти страшно, через уже закрытые окна - шипящее веткомаханье.

И зацветают липы. И розовеют бока у черешень, и провансальская появилась уже на рынке.

Я прочла у jklb День стремительно удлиняется, полдесятого еще светло. А я сразу соображаю, что значит, ему скоро опять укорачиваться пора настанет.

В одном из анекдотов, играющем на идиотских фразах, произносимых по-английски людьми, плохо знающими язык, русский в Лондоне спрашивает на улице у прохожего "What is time?" А ему в ответ - "The greatest philosophers couldn’t answer this question."

Когда лет тридцать назад я услышала эту историю, вопрос "What is time" казался мне не то чтоб неинтересным, а просто чрезмерно отвлечённым, далёким, меня никак не касающимся.

А сейчас, кажется, всё время об этом...

И ведь даже не скажешь тем, кому ещё нет сорока, - желаю, чтоб вы никогда о таком не задумывались, вот ведь что.