May 18th, 2007

Об акцентах

В понедельник я рассказывала про логическое программирование и дедуктивные базы данных в кретейском университете.

Очень оказалось приятное место – вполне бессмысленные бетонные коробки понатыканы, но идёшь от метро по дорожке через газон, похожий на дикий луг – трава до колена, в ней маки, рододендроны цвета земляничного мороженого, деревья высоченные.

И коробки становятся чем-то невинным, вроде ульев, надо же и пчёлам где-то жить.

Собственно говоря, пригласили нас ребята из тамошней лаборатории алгоритмики с хитрой стратегической целью – записать нас в члены и получить под это дело побольше денег – маленькие они, и денег у них немного. Нам тоже хорошо, если мы сможем с ними работать, мы тоже маленькие.

Переговоры велись по мэйлу с их представителем, ответственным за проведение семинаров. В голове моей был человек сорокалетний – оказалось, мальчик лет 25-ти с прекрасным длинным хвостом.

Отправились обедать с ним и с руководителем группы – корпулентной белобрысой тёткой с мощным акцентом. Я всё гадала, из какой она Скандинавии. Но как-то неохота было спрашивать. Только когда тётка поинтересовалась у меня, из какой я Латинской Америки, я узнала, что она немка. Я маскируюсь, по непонятным причинам мой сильный акцент похож то ли на итальянский, то ли на испанский. Хозяева удивились – предыдущий только что переизбранный руководитель группы у них из Петербурга – и акцент совсем не такой.

Как только мы вернулись с обеда, я услышала в коридоре натуральный русский акцент – судя по возрасту, у аспиранта.

На семинаре я сразу опознала человека из Питера – сначала по выражению лица, а потом он раскрыл рот.

Отвечая на один из его вопросов, я упомянула о неком математике по имени YurI GurevItch – он задумчиво произнёс – Юрий ГурЕвич – дальше по- французски.

Я повторила – Юрий ГурЕвич – чтоб у него не оставалось сомнений в моём родном языке.

Лет 25 назад мы с bgmt на платформе парижского метро увидели человека, более всего общим обликом напоминавшего клошара, и с открытой бутылкой в руках, он громко задавал вопросы на ужасающем английском.

bgmt тут же сказал, что родной язык у этого человека русский, а я ужасно возмутилась, решительно не понимая, как опознавать по акценту – ну подумаешь, говорит человек «стрит» и «Инвалидес».

Мы влезли в поезд и доехали до этих самых «Инвалидес», предполагаемый клошар направился к двери. Она не открылась, больше никто не выходил. Я решила всё-таки проверить, прав ли bgmt и произнесла – «кнопочку нажать надо». «Ааа – я поэт Виктор Урин проездом на конференцию в Мадрид».

В середине длинного викенда

У нас под окнами рядом с газоном большая асфальтированная площадка. На ней в мяч играют, на велосипедах трёхколёсных катаются, на роликах, на самокатах.

Сегодня туда вышел гулять папа с тремя детьми. Один был в коляске, двое на роликах, и папа на роликах.

Занялись обычным слаломом - только как правило люди катаются между аккуратно расставленных банок из-под кока-колы, а они принесли из дому всю обувь, которая нашлась - кроссовки, сандалии, туфли - и аккуратно разложили. Папа ещё и коляску перед собой катил.