June 25th, 2007

Генна Сосонко. «Мои показания»

Международный гроссмейстер, уехал в начале семидесятых, ему было тогда около тридцати, живёт в Голландии, капитан голландской шахматной команды.

Из самых мне интересных воспоминаний.

Это при том, что в шахматах я не понимаю ничего, пожалуй, и как кто ходит, знаю без полной уверенности.

Я в любых мемуарах ловлю – цвет трамваев, какая была погода, лужи, дачные поезда...

Когда нет границы между воспоминаниями и просто книгой. Какая мне разница, что «До свидания, мальчики» – художественный текст, имеющий право на выдумку – это ведь память, а что же ещё?

Выдумка-правда – какая по сути разница, кто что сказал – если пахнет сиренью и пылью, и дождь, и тоска о том, что было-было-было – и вот за минуту прошло.

По сюжету Сосонко – о людях и о шахматах, о людях в шахматах.

О времени. Наверно, не очень важно, какой именно срез людей берёшь, через любой – в хороших воспоминаниях герой – время.

Книга о шахматах 20-го века. То есть о людях 20-века. Большая часть новелл о людях, проживавших в 20-ом веке на всей земли одной шестой. А значит, ещё и о взаимоотношениях с властью.

Но есть и другие, из остальных пяти частей – и общее у всех героев этой книги – выбранный вид интеллектуальной активности, способ существования.

Если человек пишет о шахматистах, об учёных, о художниках, о писателях – в чём будет разница между выбором такого рода слоя и книгой о встреченных людях с разного рода занятиями – в степени поглощённости героев, в том, насколько человек определяется тем, что он делает, насколько неотрывен он от деятельности. Неотрывен, конечно, может быть кто угодно – шахматист, учёный, спортсмен, эсперантист, писатель, учитель, ветеринар. Наверно, разница просто в том, что есть роды деятельности, где в принципе можно работать 8 часов, а потом забывать и заниматься другим, а есть те, в которые обязательно – с головой.

Шахматы – хороший пример. Игра в бисер, интеллектуальная активность без практического выхода, чистое искусство.

Collapse )