October 25th, 2007

Пару недель назад бродила по жж игра в города...

Вот и мои две капли, если кому интересно.

1. Родилась в Ленинграде – на Васильевском, и всю ленинградскую жизнь жила на Васильевском – на Шестой между Средним и Малым, на углу Большого и 12-ой, на Детской в Гавани.

2. Любимые города.

Рим – очевидный случай любви с первого взгляда. На автобусе из Ладисполя, где тогда селили эмигрантов (автобус был, кажется, дешевле поезда) – к Колизею – а там бродячие кошки и трава, и щели в камнях. Напротив раскопки незаконченные – со дна ямы колонны и маки, маки... И ящерки у Тибра, и отмели, и трава. Могу бесконечно, так что затыкаюсь. Рим – мир – время.

Париж – дом, узнанный с первого приезда, зачем-то всё-таки понадобилась моя глупая французская школа – чтоб в голове у меня сидел план Парижа, как карты штаба дивизии – две колоды.

Флоренция, только, пожалуйста, заверните без туристов, пустую! Даже в альбоме, смотря на фотографии башни Джотто, на купол Брунелески – неужели я это в самом деле видела, и много раз, неужели такое в самом деле есть?! И самое волшебное, то самое «невыразимо прекрасное» – закат над городом, у белой церкви Сан-Миниато, и взгляд вниз, на купола и башни за рекой.

Триест – тяжёлая австрийская площадь, но – одна её сторона – море, каменная набержная, уходящая за город, со ступенек – в бутылочно-стеклянную Адриатику, очень красивые люди – смешанность кровей, каналы, заставленные плав.средствами, террасы, на которые взгромождается трамвай типа фуникулёр - уровень за уровнем, на последнем уровне – скалы, море внизу. Восхитительный кофе (даже в Италии такой не всюду). Ресторанчик с попугаем, которого прячут в клетке под прилавок, когда он слишком громко кричит...

Ницца – старая, кривые улочки, бегущие к морю – падающие вниз, их по вечерам моют из шлангов, и вода стекает. Рыночная площадь, из окна квартиры можно выбирать персики, старый порт с парусами, приморская дорожка, выводящая за город, превращающаяся в тропу, чёрные курчавые провансальские мальчишки прыгают в воду со скал, в марте – цветёт каждая палка, мимозы нависают над столиками на рыночной площади, а на другой площади длинные деревянные столы – устрицы, креветки, мидии, и холодное белое в кувшинчиках, всегда очередь, пара официантов открывают устрицы с такой быстротой, что не успеваешь уследить – как пейзаж за окнами TGV.

Вильнюс – из ленинградской зимы в весну, святая Анна – красная на закате, Остра Брама – этот весенний вечерний запах, расстёгнутые тяжёлые куртки, постепенные сумерки...



3. Нелюбимые.

Нью-Йорк – невыносимое для меня сочетание высоты и ширины – на улицах. У меня там клаустрофобия начинается – небо с овчинку. И это единственное место, где я устаю от пешеходства – ноги начинанают заплетаться


Бостон – да, и все виденные американские города (я не была на Западном берегу) – я в значительной степени так рвалась в Европу именно потому, что в Америке мне было глазам некомфортно.

4. Где бы хотелось побывать.

Хотя бы год пожить в Италии – объездить всю в нетуристское время. Исландия, Реюньон, Португалия, Северная Канада (ненаселёнка), Патагония, Полинезия, если там осталось что-нибудь не затурищенное, Калифорния, Индия, на коралловых рифах в Индонезии, в Серенгети, на Белом море, в Непале, на большой сибирской реке, на диком берегу Тихого океана.

5. Где бы не хотелось оказаться.

Сингапур, Гонконг, Китай. Вообще не хочу в Юго-Восточную Азию. Не хочу в экзотику.

6. Значимые города.

Ленинград, Париж, Рим, Триест, Дублин, Лондон, Переяславль Залесский, Annecy в Haute Savoie, Gainsville во Флориде.