January 20th, 2008

Дыр бул щур

Сняли ёлку. Расчленёнка - отпиленные ветки в чёрные полиэтиленовые мешки, голый ствол подмышку - в лифт и на помойку.

Игрушки в коробках в кладовку - ёлку хорошо ставить, и разбирать тоже неплохо.

Гора иголок терриконом на полу, Гришка недоросшим уссурийским тигром.

+12, чавкает грязь под ногами, недораспустившийся одуванчик, чёрная прудовая вода.

На полпути к весне.

(no subject)

Целый день сегодня проституцией занималась - продавала нашу школу на студенческом салоне "разные профессии в информатике". Народищу уйма. Мы всемером топтались у нашего стенда и рассказывали всем желающим мимо проходящим, какие мы умные-разумные, замечательные. И какие великолепные работы находят наши выпускники, и как за ними очередь, как за горячими пирожками, выстраивается. С одинадцати до шести. Даже поесть было некогда.

К концу дня отваливались ноги и язык, так что оставалось только вспомнить моего любимого проповедника из притчи Льва Николаича, который так ретиво объяснял крестьянам, что работать надо головой, что в конце концов утомился и пересчитал головой ступеньки. Крестьяне решили, что руками как-то приятней.

Салон был на porte de la Vilette, и вечером я шла к метро мимо фонтана, живого, шипучего.

Не застывшего ледяными шпилями, ветками, сталактитами и сталагмитами, как несколько лет назад фонтан на Сен Мишеле, когда грянул неожиданный январский мороз, а его забыли отключить.

Живой, но как всякий фонтан несущий в себе скованность и неподвижность застывшего внезапно ледопада, замка Спящей красавицы.



Collapse )