April 11th, 2008

ВАЖНОЕ ОТ steba

тайное воззвание к народу и инопланетянам
Осторожно, тайные масоны уже давно крадут у нас время

Которую неделю мне кажется, что у меня из недели кто-то выкрадывает один день жизни. Сколько раз я думал: сегодня четверг, а оказывается - пятница.
Может быть, они еще больше крадут по мелочам. Я заметил, что время движется все быстрее и быстрее.
Кто это делает? Масоны, застенки Ватикана или президенты?
Когда они это делают? Я уже специально не сплю, но они крадут его все равно, стоит чуть забыться. Они коварно это делают, когда я пишу в жж или даже просто задумаюсь.
Что они делают с украденным днем? Увеличивают свою продолжительность жизни? Складывают в подвалах масонской ложи? Собирают в свой карман счета за непотраченное электричество и т.п.?
И главное: кто за всем этим стоит? Кому это выгодно?
Боюсь, что об этом мы так никогда и не узнаем, но факт украденного времени - совершенно научный.
Распечатайте это сообщение в 7 экземплярах и в страшной тайне сожгите его на свечке. И никому об этом не рассказывайте, а то Они могут отомстить.

(no subject)

Можно ещё в игру играть: раз-увидел, два-увидел, – в карман положил – сиди смирно.

Каштановый лес на холме у севрского моста – зелёный – новенький, как только что покрашенный дачный забор, ещё не всюду густо, ещё с проплешинами.

Тополя вдоль реки – шеренгой – кроны, лимонные осенью, – золотистые с медью.

А под ними, им до пояса – цветущие вишни – первым рядом у воды.

Из трамвая, идущего в Дефанс – ослеплённое солнцем окно, сорока на зелёном склоне. А чуть выше чёрная кошка сверкает фонарными глазами.

Сломанный нарцисс привалился щекой к асфальту, а рядом двое других беседу ведут.

Если не задаваться вопросом высшего смысла существования цивилизации и принять повторяемость, как положительную данность, то каждый день радоваться так же несложно, как каждый день вкусно есть.

Кстати, в самой счастливой деятельности на свете – в живописи, в том понимании, которое вкладывалось в неё ещё очень недавно – когда изображение искало смысл изображаемого, сколько радостного утверждения – я был, я видел, я присутствовал.

Недаром среди художников больше обычного долгожителей.