April 23rd, 2008

С днём рожденья, crivelli



Я очень люблю этот дом, вылупивший глаза на улицу. Мы с Катей сегодня шли от реки под моросящим дождиком, и с ним радостно поздоровались.

Все-все-все присоединяются, включая bgmt, который ещё в Париже.

(no subject)

Река, обычно нежно катящая прозрачную воду над блестящими камушками и пытающимися уплыть с течением зелёными водорослями, несётся широченным мутно-рыжим потоком.

Деревья подрагивают по колено в воде. И на бывшем берегу, под пешеходным мостом, где гнездится эхо, теперь тоже река.

Дождь шёл три дня и три ночи. А может быть, он шёл всегда в зелёном мире, обёрнутом мокрой тряпкой.

Утки себе крякают, ничему не удивляясь.

Когда мы с Катей сегодня возвращались домой в этой остервенелой зелени вымахавшей травы, яростной крапивы, пронизанной только белыми точками звездчатки и зонтиков, в роще у реки рубили тополя.

Прореживали.

Нет, надо было рубить зимой молчаливые замершие стволы. А сейчас, когда с мучительным стоном падает огромное дерево в золотистой лиственной дымке, и с такой безнадёжной определённостью стукается о землю, в воздухе пахнет убийством.

И остаётся только поверить в дриад…

Говорят, послезавтра будет солнце. Что ж, поживём-увидим…