May 12th, 2008

(no subject)

В субботу я наконец поняла, что значит – носа на улицу не высунуть.

Солнце медленно ползло вокруг дома, и к шести вечера залило нас расплавленной жарой. Но мы не сдавались – я писала про Гасконь, тарзаниссимо дописывал Север, poor_old_eeyore выверял тексты, а gasterea, облизываясь, описывала французские хлеба – каждый ведь знает, что главное во Франции – основа жизни – хлеб, вино и сыр.

bgmtу себя в берлоге расхваливал парижские развлечения. И даже добрая nora_neko переводила тексты про лионские рестораны.

Бурлаки на Сене!

В трактате уже почти 500 компьютерных страниц!

Вечером, когда солнце закатилось за крыши на другой стороне улицы, и мы решили, что пора поесть, я подошла к окну – и наконец высунула нос на улицу – в дырку решётки, которая стоит на окне, чтоб Гриша не улетела за голубем.

Нос отлично вошёл в эту небольшую дырку, пошевелился там, принюхался – погулял немного и вернулся обратно...

Вчера же, когда я закончила описывать красоты города Лиона, в котором я никогда не была, но неоднократно проезжала мимо, gastereaвыгнала нас с Катей гулять.

«Пойди –сказала – погуляй собакой – настроение улучшится»

Я рассеянно повторила – «И в самом деле что ли с Катериной в лес сходить»

Раздался скрип отодвигаемого кресла, и Катерина выползла на свет божий из закресельной норы, зазевала и твёрдо сообщила, что, кто как, а мы с ней – в лес.

В лесу светился каждый лист. И были мы с Катей совершенно одни – мы вдвоём и лесные жители. Люди, наверно, ужинать садились, те, кто не уехал на длинный викенд.

В кустах кто-то шуршал и копошился. Я в очередной раз огорчилась, что медведь прошёл мне по уху, и я отдельных голосов в хоре не различаю.

Пахло – волнами – мёдом, начинающей остывать травой – на горьковатом фоне, уводящем к лесному озеру в сумерках.

Вечер замер в столбах волшебного света. Постоял, чуть покачивась в высшей точке прилива, и начался отлив – медленно, медленно – всё быстрей...