October 12th, 2008

(no subject)

Неподвижна ежевика на кустах, в неподвижную воду, в чёрную глубину, уходят не шевелясь стволы, оставляя на поверхности круглые тихие жёлтые листья.

В этой оцепенелой воскресной тишине листья царапают воздух - с тихим шуршанием в медленном танце опускаются на землю. За дырявой занавеской падающих листьев - снежная - тише и мутней. Крутятся под нежную музыку по экрану вино-водочные этикетки в фильме Митьков. Меденно танцует Казанова с куклой, вернувшись в родную Венецию.

Глобус глядит на меня со стола африканским игрушечным боком.

Меняются времена, нравы, сменяются поколения.

Интересно, бывают ли такие, что ушли в клошары, в буддийские монахи, в святые, чтоб не участвовать, чтоб тихо стоять под падающими листьями и кричать - вечность, ау