October 6th, 2009

К бегемотскому дню 1 (днерожденческое bgmt)

Бегемот очень любит разговаривать на неизвестных языках - по турецки, по-бараньи, сбивая с толку юных баранчиков, идущих за ним с жалобным блеяньем, и матронистых овец, встающих амфитеатром, чтоб ему внимать.

В одном из бегемочьих языков есть важное слово БЖЯХВА.

Я как-то раз бжяхву увидела, и ко дню рожденья ему и народу её покажу. Знакомьтесь.

Collapse )

(no subject)

Вчера поутру дождь пытался отыграться за сухой сентябрь. И страшно горели жёлтые фонари, самим своим утренним существованием сгущающие подступающую тьму, ещё дальше отодвигающие рассвет.

Но не похолодало - мокрое тепло, хлюпающие кроссовки, череда запахов - вот булочная, а вот газетный киоск, хоть с закрытыми глазами иди - отвлекали от этих фонарных напоминаний - будет зима.

Завтра обещают грозу и 24 градуса. Деревья прислушиваются к фонарям, или ещё откуда-то знают про зиму, и отряхиваются под дождём, как шелудивые псы. Когда-то во Флориде я изумилась тёплому листопаду.

А кричащие по утрам над фонарями чайки перекидывают мостик в мою естественную пограничную среду обитания.

Рыжий мокрый юный кот умывается под кустом, поколения котов сменяются быстрей, чем людей, но коту вряд ли кажется, что время несётся вскачь, увеличивая скорость. Кот живёт в ежеминутности, или так нам кажется.

У Кати этим летом проявилась новая черта - она стала любоваться пейзажами - сядет на пляже и глядит в даль, или подойдёт к краю обрыва и стоит неподвижно, только носом пошевеливает. Нюша тоже так делала, и тоже не сразу, не с юности своей собаковой.

Наше щенячество при нас - картинками в книжке, листай, гляди, пропускай.

И даже вечера ещё совсем тёплые.