November 27th, 2009

(no subject)

Продолжаю, как обещала.

Слова от crivelli :

остановленное мгновение
joie de vivre
Рим
белые (грибы)
движенье, движенье, движенье

1. Остановленное мгновенье. Запечатление преходящего - о том же. Всю жизнь только и делаю, что пытаюсь останавливать мгновенья, а они рыпаются и убегают. Ещё в школе на уроках математики спотыкалась о непрерывность. Одна минута, две минуты, даже секундные стрелки прыгают как лягушки. Вот только что было вчера, а завтра уже дышит перед носом и утягивает из сегодня. И в текстах, и в фотографиях смысл для меня в том, чтоб остановить - чтоб жило, чтоб мгновение стало вечным. И для меня мир устроен по принципу одновременности, и где-то там я-школьница в тёмном ноябре изо всех сил жду зимних каникул.

2. Joie de vivre Ну что - по возможности хочется от всего получать удовольствие - хоть от вкусной еды и хорошего вина, хоть от прогулок, от плаванья, от путешествий, от книг, от картин, от чтения лекций, от шлёпанья по клавиатуре, от фотографированья - список можно продолжить. И тут очень важно настроение, - даже не настроение, а душевное состояние - в соответствующее состояние обычно можно себя ввести, сосредоточившись, если нет каких-нибудь причин для того, чтоб нервничать и терять голову, или висящих уже над головой бедствий. Вот я и стараюсь, как зарядку делаю, поддерживать себя в состоянии готовности к удовольствиям.

3. Рим "Природа — тот же Рим и отразилась в нем." А дальше по тэгу. Рим не просто город, который я люблю, я и Париж люблю. Рим - это с первого же попадания ощущение прародины и той слитности вечного и мгновенного, которую я всю жизнь ищу. В 79 году нас, одуревших эмигрантов из СССР, ничего в этом мире не понимающих, привезли в гостиницу в городишке Ладисполи под Римом. В Италии был перевалочный пункт - там ждали американских, канадских, австралийских виз... Через два дня всяких дел, которыми надо было заниматься в Ладисполи, мы с bgmt сели в автобус и поехали в Рим в первый раз - гулять. В тот день я и влюбилась. Сначала были маки в развалинах около Колизея. Потом были кошки в тогда заброшенном и бесплатном Колизее. Кошки на Ларго Аргентина, впрочем, это уже, наверно, было не в первый день. Апельсины в траве и на деревьях на Авентино были уже и не в первую жизнь в Риме. Санта-Мария ди Трастевере на пустой воскресной площади, где в 79-ом было лишь одно кафе. Сияющий олеандр, его тень на стене, раннее утро. Кадки с азалиями на ступеньках пьяцца де Спанья. Ритм окон на охряных стенах возле Навоны. Впрочем, о Риме можно так же бесконечно, как о море... И такая же острая потребность туда попадать. Я давно уже потеряла счёт своим наездам. Рим равен самым важным пейзажам.

4. Белые (грибы) Это чистый инстинкт собирательства. Любой подножный корм не должен пропасть втуне (в какой ещё туне?) - рябина в водку, кизил в варенье и в водку, черника в молоко, земляника в рот. И грибы, особенно белые (очень вкусные в супе) и красные (совершенно обычные по вкусу, только красавцы невероятные) - собирать их - задумчивое занятие - потом ночью закрываешь глаза - и рябь - пружинящие винные листья и внезапные спрятанные толстенькие шляпки или вдруг огромные разлапые шляпищи отзываются каждый раз радостным уколом. Грибы - это тот случай, когда собирать намного приятней, чем есть

5. "Движенье, движенье, движенье" Хм - по-моему, движенье - по кругу, чтоб каждый раз убеждаться, что хоть река и не та - радость узнаванья на месте. А ещё как и iris_sibirica выжигаю на лбу: "НЕ УСПЕЛ". И - чего очень хочу и твёрдо знаю, что не сделаю, совесть замучает - это проваляться день в постели, перечитывая уютное любимое, разношенное, как тапочки.