March 16th, 2010

(no subject)

Воздух вдруг сделался совсем лёгким. Расстёгиваешь куртку, засовываешь шарф в рюкзак, лениво думаешь, что, оказывается, не обязательно жить на юге.

Пиво в кружках светится на закате, и с тротуаров убрали газовые обогреватели.

А потом темнеет. Вдруг натыкаешься на чёрные блестящие столики, на которых горят в плошках свечки, и пламя совсем не дрожит. Навстречу - человек с саксофоном.

Подбираешь прыгающий по тротуару воздушный зелёный шарик - подарок Гришке, - он потом под когтями прожил минут пять.

Предвкушаешь завтра утром нарциссы у калитки в кампус, смотришь на расслабленных людей, - вытянули ноги на тротуар, пьют вино или пиво - завидуешь промелькнувшей чужой жизни, завидуешь себе десять лет назад, тут же усмехаясь - через десять лет позавидуешь сегодняшней.

Будто перестала болеть голова, - ещё не совсем веришь, несёшь её, как хрустальную вазу, эту голову, как чужую, - вот так отпускает зима.

А утром, глядя на прислонённый к стене жёлтый, гружёный письмами и газетами велосипед, вспоминаешь Шефнера - про изобретателя крыльев, про то, как они пригодились деревенским почтальонам.