April 26th, 2010

(no subject)

Тяжеловесное слово - лепесткопад. Однако кружит.

Можно, впрочем, под ноги смотреть - то густо, то пусто - пружинит розовое, по тонкому белому и не замечаешь, как идёшь.

В лесу на сухих листьях тепло и сонно - светлая зелень плывёт над головой.

Сирень чахлого сиреневого цвета должна бы сопровождаться плеском молока в железном бидончике, а не назойливой сенокосилкой откуда-то из-за домов, от которой хорошего - только запах безвременно срезанной травы.

Буки на серых слоновьих ногах, на когтистых узловатых лапах куда-то бредут по ночам.

Плещется, шевелится - зачерпнуть ведро из пруда,- полное то ли головастиков, то ли звёзд.

Тычешься, толкаешься, - жук идёт, выставив рога, пчела не может решить, какой цветок вкусней, и дождевой червяк мучается на сухой дорожке.

Одушевлённый мир шевелится, ночью растут цветы, греется днём трава, на моей собственной фотографии из Дордони выгибается река, уходя в деревья, за горизонт.

И в Нормандии, куда мы ездили в субботу, потому что когда долго живёшь без моря - мычится - к мооорю, к моооорю, - взгляд с верхушки мелового утёса уходит туда - в эту сияющую синеву, за которой, конечно, никакая не Англия, а если и Англия, так не та...

Читала и завидовала...

- Когда мне было лет пять, в Боржомское ущелье отец меня взял, осенью. Мы там жили на опушке леса - и звуки странные доносились. И когда я спросил, мне хозяева ответили, что это олень кричит.
- Почему они кричат?
- Ну, вот сейчас кричат, а весной будут оленята…
Ребенку не могли объяснить, почему они кричат. Ну а я знал, что детей находят в капусте. Думаю: в лесу капусты нет - значит, находят в кустиках. Я высказал свое мнение - все стали смеяться, я был страшно оскорблен…
Потом мы пришли с отцом в лес - и услышали вой волка. И это было страшное впечатление, что-то потрясающее! Все в душе перевернуло. И до сих пор я, как вой слышу, какое-то волнение наступает, куда-то хочется бежать, трудно объяснить… С этого, судя по всему, все и началось. И когда вопрос встал ребром, чем заниматься, я выбрал их.

- Вы два года прожили в волчьей стае?
- Да, я изначально был экспериментатором, изучал физиологию поведения. Но вскоре осознал, что мы изучаем механизмы того, смысла чего не знаем. Жизнь зверя в природе была почти неизвестна, публикаций о волке тогда почти не было. Я попробовал заняться групповым поведением собак - но очень скоро понял, что они, живя рядом с нами, потеряли многие поведенческие черты. И тогда я решил пожить с волками. Поехал туда же, в Боржомское ущелье, нашел одну семью. Меня интересовало, как формируется поведение, как они обучают волчат охоте…

- Погодите. Как вы с ними познакомились, вошли в доверие?

Субботняя Нормандия

Ежели б меня спросили, дык Париж бы построили на месте Руана. Если уж нельзя на месте Бреста, а Ницца и на своём месте хороша.

Так или иначе добрый bgmt, хоть и жаловался, но повёз marina_p, norvicus, меня и Катю на мооооооооре - ближнее - за два с половиной часа и 220 километров дороги. На приморскую тропу неподалёку от Этрета, до которого мы почти дошли.

Ветер был с юго-востока, поэтому совсем тепло. И отлив, - за четыре часа, которые мы шли по тропе по верху меловых скал (туда и обратно, жалко было отходить от моря, чтоб сделать круг), останавливаясь, чтоб побеседовать с коровами и собрать щавель, прилив так и не наступил, не помчался со скоростью галопирующей лошади.

Сверху



Collapse )