September 4th, 2010

(no subject)

Сентябрь - он в голове - теплынь, и солнце печёт, но бледноватое небо в облачных разводах напоминает.

Страх - плата за то, чтоб вот так стоять, как сегодня, высоко над рекой, над Сеной, на меловом обрыве, где растёт кизил, а весной цветёт сирень. Внизу река на рукава разделилась, сверкает серебристым отливом, каменный тяжёлый замок где-то там далеко подо мной подрагивает в мареве. А тут кизиловые ветки в ягодах, да дикая яблоня веткой в небо тычет, яблоко хрустит в зубах. По поляне нёсся, подпрыгивая, жёлтый лабрадор - вот он бесстрашный, не то что мы - ему можно без оглядки.

Встречаются в нас времена - чёрно-бурый котёнок Том, за которым мы в Сестрорецке ходили с мамой к какой-то тётеньке - потом все огорчались, что он стал просто чёрный, - уж показал бы наглой Гришке, отнимавшей у меня мягкой лапой сегодня утром кусок копчёной скумбрии.

Зеркала тяжёлые, в старинных рамах - в них плаваешь в полутьме - безжалостны только старые фотографии.

Разводы по небу за окном - самолётные, облачные - и два ведра кизила на полу - на весах - 20 килограммов.