October 18th, 2010

(no subject)

В лесу ещё не помёрзли  влажные грибы, на грядках бурые помидоры выпачкались в холодной липкой глине.

Шерстяные рыжие шотландские коровы дышат громко и мокро, на их острые рога хочется что-нибудь нанизать, по яблоку на каждый рог, например.

В сумерках холодает, на ферме тыквы в огромном деревянном ларе освещают пространство.

Эти ноябрьские холода заледенили внезапно, ещё даже по деревьям не видно, что они лысеют, только по шуршанью под ногами, да по запаху понимаешь, что да, недолго им ещё стоять разноцветной стеной вдоль тропинки. Пирамидальные тополя вдоль дорог совсем зелёные.

На лошадях, понуро грызущих траву, надеты попонки, деревни стоят притихшие – каменные, пустые воскресным вечером.

А перед закатом из-под облака били в землю лучи, прятались в кусты.

«Il pleure sans raison
Dans ce coeur qui s'écoeure.»

И вдруг, отойдя от себя в сторону, остро ощущаешь – надо же – вот осень, вот дрожащие деревья, мокрая глина, потом до весны доживём – вот он, мир без нас, – пускают поглядеть в окошко, ненадолго – холодные яблоки хрустят на зубах.